«Имиджелогия. Как нравиться людям»




Сторінка3/31
Дата конвертації18.04.2016
Розмір6.44 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Практические советы и упражнения

  • присаживаясь к телевизору, вооружитесь пишущей ручкой и блокнотом, просматривайте телесюжеты, в которых участвуют известные политические деятели, государственные руководители, популярные артисты;

  • попытайтесь определить слагаемые их имиджа;

  • выявите, какие функции имиджа наиболее искусно педалируются;

  • выпишите, каким образом это им удается,

  • подумайте, что из этого опыта вы можете использовать сами.

Вопросы для самопроверки

1. Что такое имидж как феномен и как понятие?

2. Каковы функции имиджа, их теоретическое и практическое значение?

3. Какие существуют направления и отрасли имиджелогии?

4. Какие знания и умения приоритетны в имиджелогии?

Рекомендуемая литература

Шаляпин Ф.И. Маска и душа М., 1997.

Карнеги Д. Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей. М., 1995.

Ланге Н.Н. Психический мир Избр. психологические труды. М.; В., 1996.

Шепель В.М. Управленческая этика М., 1989.

Шепель В.М. Имиджелогия. секреты личного обаяния. М., 1994.

Шепель В.М. Управленческая антропология: человековедческая компетентность менеджера. М, 2000.

Почепцов Г.Г. Имиджелогия. Киев, 2000.

АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА ИМИДЖЕЛОГИИ

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВЫЖИВАНИЯ

Наивно создавать привлекательный имидж людей, не придавая значения состоянию окружающей среды, напряжённому ритму жизни людей, устойчивому впаданию их в депрессивные состояния. Такова современная жизнь. В ней много научно-технических и гуманитарных достижений, но немало крайних неудобств для нормального, духовного, душевного и физического существования.

Современное общество стоит перед роковой чертой – экологического вымирания. Чтобы сохранить человеческий род, необходимо объединить его под знаменем общемирового ортобиоза, значит, нужны согласованные меры по оздоровлению природной среды на всей нашей многострадальной планете.

Ещё об одном факте следует поразмыслить. Имеется в виду то, о чем неоднократно писал И.И. Мечников, обратив внимание, что современный человек по-прежнему остается ещё не вполне сложившимся и неполно приспособленным к условиям существования биологическим видом. Иными словами, жизненные функции современного человека неадекватны их биологической сути. В.В. Вересаев эту мысль весьма наглядно проиллюстрировал в книге «Записки врача»: функционально наш глаз предназначен смотреть вдаль, а ему приходится работать в основном на близком расстоянии. Нужен новый глаз, и для этого потребовались очки.

В этой связи хочется возразить Ж.-Ж. Руссо по поводу его высказывания о совершенстве всего того, что выходит из рук природы. Здесь более уместны слова В.В. Вересаева: «Противоестественна организация человека, отставшая от изменившихся жизненных условий. Противоестественно то, что человек принужден на стороне черпать силу, источник которой он должен бы носить в самом себе». Разговор при этом должен идти об умении современных людей выработать нормальное соотношение между своими стремлениями и отправлениями. В достижении этого В.В. Вересаев усматривал «коренное условие человеческого счастья».

По мере обогащения нашего познания о человеке расширяются границы представлений о его энергетической природе. Так, исследования Г. Селье позволили выйти на новый виток изучения человека, прежде всего в познании закономерностей функционирования психики. В контексте наших размышлений особенно привлекательна его концепция об «адаптационной энергии». По мнению Г. Селье, в каждом из нас имеется некое количество адаптационной энергии, израсходовав которую организм становится неприспособляемым к условиям жизни, а потому обречён на погибель.

Проблема ресурсов нашей адаптационной энергии приобретает особую актуальность. Обилие социально-экономических и бытовых неурядиц, «информационный бум», значительное изменение природно-климатических условий (например, грозящий «парниковый» эффект) – всё это своеобразные «факторы риска», преодоление которых предполагает большие затраты адаптационной энергии людей. Её значение возрастает и потому, что эти факторы ещё более усугубляют неприспособленность человека к ним по причине несоразмерной слабости его нервной системы.

Обращая внимание на подобные факты, И.И. Мечников писал: «Человек в этом отношении страшно отстал от жизни. Жизнь требует от него всё большей нервной энергии, всё больше умственных затрат: нервы его неспособны на такую интенсивную работу, и вот человек прибегает к возбудителям, чтобы искусственно поднять свою энергию».

В этом объяснении заложен ответ на многие вопросы социального поведения людей. Природная слабость нашей нервной системы – её плюс и минус. Плюс потому, что благодаря этому свойству она обладает изумительной пластичностью, чем неоднократно восхищался И.П. Павлов, видя в этом изумительную способность человека адаптироваться к самым различным условиям жизни. Минус же в том, что не всякие натяжения в жизни нервная система выдерживает, о чём свидетельствует возрастающая смертность людей в цветущем возрасте, повышенный спрос на наркотики, динамика самоубийств. Таким образом, необходимо разумно обращаться со своей нервной системой, знать, какие генетические особенности ей присущи, видеть перспективы одоления этого недуга. Остальные заболевания – это результат недооценки людьми так называемых факторов риска, нарушения элементарных норм обращения с самими собой. Как здесь не вспомнить слова Сократа: «Высшее искусство – безупречная человеческая жизнь».

Понятие «безупречная жизнь» в качестве важной составляющей включает и достойный личностный имидж.

ОРТОБИОЗ – ГАРАНТИЯ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Как же современному человеку сохранить свой род и продолжить его совершенствование?

По исследованиям известного культуролога А. Тойнби современные люди во временном измерении своего существования освоили всего лишь четыре процента исторического времени. С одной стороны, это свидетельствует о нашей перспективе по мере проживания облагородить себя и создать наиболее достойные условия жизни, а с другой – это предупредительное напоминание: в историческом измерении люди ещё так мало прожили вместе, а уже создали столько негативных проблем, интенсивно укорачивающих их возрастные границы существования.

Итак, особое значение необходимо придавать своему здоровью. Как утверждали древние греки, оно является мерой всех удовольствий. Здоровый человек достойно воспринимает и радости, и горести. Известный отечественный педагог П.Ф. Каптерев писал, что каждого надо с малых лет «морально закаливать», т.е. готовить к перенесению без каких-либо психических травм всего того, что он может встретить на своём жизненном пути.

Что такое здоровье?

Древнеримский врач Гален подразделял состояние человеческого организма на три категории; здоровье, болезнь и промежуточное состояние. Более оптимистична классификация здоровья и болезней, предложенная Авиценной. Он называл шесть степеней нашего состояния: тело здоровое до предела; тело здоровое, но не до предела; тело в хорошем состоянии; тело, быстро воспринимающее здоровье; тело, больное легким недугом; тело, больное до предела.

При таком раскладе у каждого из нас больше перспектив определить своё соматическое и душевное состояние. Если к этой классификации добавить внутривозрастную градацию (по основным нишам возраста), то для многих людей появится свет в тоннеле жизни. Зная, что моё тело не больно до предела, я не буду испытывать духовной надломленности, а потому разум и воля организуют мои усилия по укреплению здоровья. В жизни немало примеров, подтверждающих полезность подобной логики рассуждений и поведения людей.

Подобный психологический настрой выступает предпосылкой духовной самоорганизации человека, что обостряет в его сознании инстинкт самосохранения и потребность в самосбережении здоровья. Только при таком настроении может появиться рациональный интерес к познанию своего организма, сознательному контролю над механизмами возникновения болезней и выбору оптимальных моделей своего поведения, в том числе имиджа. Прежде всего, тех моделей поведения и имиджа, благодаря которым максимально нейтрализуются «факторы риска», соблюдается разумный режим личной жизни, сводящий к минимуму какие-либо потери в здоровье.

Особым психотерапевтическим эффектом обладает привлекательный имидж личности, благодаря которому она пожинает плоды внимания к себе. Надо ли особо говорить о том, какое одухотворяющее воздействие оказывает на каждого из нас людское признание и симпатия!

О том, какова роль внимания в жизни людей, прекрасно сказано в книге М. Кнебель «Поэзия педагогики»: «Внимание – своеобразные щупальца, данные человеку для общения с окружающим его миром. Чем цепче внимание человека, тем больше он замечает в жизни, тем глубже проникает в суть явлений. Внимательному человеку интереснее живется. Он больше других получает, он содержателен, его внутренний мир манит окружающих людей».

Следует иметь в виду двойной эффект внимания. Благодаря вниманию человек прекрасно взаимодействует с другими. Благодаря вниманию он получает возможность обогащать свой внутренний душевный и духовный мир.

Возможно ли такое? Если обратиться к научно-популярной медицинской литературе, и особенно геронтологической, то можно найти немало фактов, свидетельствующих о том, что долгожители – это люди, прожившие более ста лет благодаря огромному оптимизму и разумному образу жизни. При этом они находятся в здравом уме, трудятся и не отягощают своим присутствием родных и знакомых. Они редко обращаются к врачам, почти не употребляют фармакологического снадобья. В их жизни чётко прослеживается логика умеренности по отношению к материальным благам, т.е. они никогда не были «рабами вещей», не превращали пищу в культ, были воздержаны от страстей.

В этом несложно убедиться, ознакомившись с их основными устоями жизни:

– умение быть терпимым. Стойко переносить тяготы жизни, не впадая в уныние. Не быть завистливым и в основном рассчитывать на свои силы. Проявлять настойчивость в поставленных перед собой целях;

– открытость к общению. Дружелюбие и доверительное отношение к людям. Чаще соблюдать мудрый совет Марка Аврелия: «Что бесполезно для улья, то бесполезно и для пчелы»;

– любовь к детям. Они звенья в цепи преемственности поколений. В них воплощается всё то, что сделано их родителями. Вера в них – основа семейного благополучия;

– самообладание и оптимизм. В жизни неизбежны неприятности и горе. Нужно быть готовым к таким поворотам судьбы. Не падать духом, не обращаться к какому-либо зелью. Никогда не терять чувства радости и доброты;

– забота о стариках. Внимательное обхождение с ними. Проявление искренней заботы об их нуждах. Признательное отношение в семье. Всяческая поддержка у них интереса к общественной жизни. Покровительство их возрастным желаниям;

– актуализированное трудолюбие. Активная настроенность на труд. Преобладание в его структуре физических усилий. Разумное чередование труда с отдыхом. Основное время труда – на свежем воздухе;

– отсутствие злопамятности. Никаких дурных мыслей в голове. Неумение помнить обиды. Принимать людей такими, какие они есть. Высвобождение своей памяти от личных невзгод, неприятных воспоминаний;

– природная пища. Натуральное питание, в котором значительное место занимают молочные продукты, овощи, фрукты, домашний хлеб. Признание полезности сухого вина. Неприятие алкоголя и кофе. Недопустимость переедания.

Из восьми названных устоев жизни долгожителей только последний связан с материальным фактором. Все остальные – психологического и нравственного характера. Другими словами, если рассматривать наше здоровье как сложную систему, включающую физическое, психическое и нравственное состояние человека, то у долгожителей психолого-этические показатели активно преобладают.

Обратим внимание на тесную взаимосвязь ортобиотики – науки о технологии ортобиоза – с имиджелогией. Ведь назначение имиджелогии в том, чтобы, создав привлекательный имидж, помочь человеку психологически и нравственно чувствовать себя уверенно и оптимистично.

ОПТИМИЗМ – ГЛАВНЫЙ КРИТЕРИЙ ОРТОБИОЗА

Сенека утверждал: «Пример более укорачивает путь к мудрости, нежели правила». Вот почему следует внимательно отнестись к опыту долгожителей. Тем более если речь идёт не о единичных случаях, а о фактах, многократно описанных в геронтологической литературе, которая свидетельствует, что здоровая среда, разумное питание, комфортное социальное окружение, жизнелюбие и увлеченность трудом приоритетные факторы, позволяющие сберечь здоровье людей, обеспечить оптимальные модели поведения, привлекательного имиджа.

Именно те модели поведения и имиджа, при которых блокируются механизмы заболевания человека.

Давным-давно английский мыслитель Джон Леббок в книге «Успехи и радости жизни» писал, что истинная слава нации состоит не столько в обширности её владений, плодородии почвы или красоты её природы, сколько в высоте нравственного и умственного уровня народонаселения. Не правда ли, метко сказано! При всех наших успехах в научно-техническом развитии, в накоплении огромного информационного банка мы ещё не достигли истинных цивилизационных успехов. Ибо их мера – продолжительность человеческой жизни, масштабность овладения технологиями самосбережения здоровья, оптимизм гражданского самочувствия.

Это время грядёт. Есть основание верить, что к 2005 году наука сумеет установить контроль над химическими процессами старения и продлить человеческую жизнь примерно на 50 лет.

Всё большее внимание привлекают к себе экологические проблемы. Люди, в конце концов, поймут, что разумнее не вырубать деревья, а рассаживать их. Так, один гектар лиственных деревьев отфильтровывает 40–50 т пыли в год, а один гектар дубовых деревьев выделяет 830 кг кислорода.

При всем этом главное – умонастроение людей по отношению к своему здоровью. «Все моральные учения, – писал Альбер Камю, – основываются на той идее, что действие оправдывается и перечёркивается своими последствиями». Вот почему так необходим жизненный оптимизм людей, который ориентирует их «практический рационализм» по отношению к своему здоровью, помогает им избежать в их жизнедеятельности нежелательных для здоровья последствий.

Если обратиться к этимологии слова «оптимизм», то в переводе с латинского оно обозначает наилучший. Благодаря усилиям немецкого философа, математика, физика и языковеда Г.В. Лейбница, который по просьбе Петра I разработал первый проект развития образования и государственного управления в России, была создана теория оптимизма. Это учение о существующем мире как наилучшем из возможных.

С тех пор оптимизм стал рассматриваться как стержень философских взглядов на жизнь, как духовная энергетика человека. Вот почему столь высока значимость оптимизма для жизнедеятельности людей. Они могут быть разными по темпераменту или по мировоззрению, но если им присущ оптимизм, то они наиболее активны и целеустремлённы. Такие люди в силу своего духовного настроя ориентированы на принятие необходимых мер по самосбережению своего здоровья. Они просто хотят жить и готовы выслушивать советы и следовать рекомендациям, способствующим продлению их жизни. В наше время трудно посетовать на отсутствие подобных советов и рекомендаций. Их более чем достаточно. В первую очередь отметим рост популярной медицинской литературы, что вполне понятно. Как писал сельский врач и писатель В.В. Вересаев, нет ни одной науки, которая приходила бы в такое непосредственно близкое и многообразное соприкосновение с человеком, как медицина. При этом обратим внимание, что её главным объектом является «болезнь» или её симптомы. Для подтверждения этой мысли обратимся к высказыванию Г.П. Боткина: «Врач лишь помогает организму справиться с болезнью, справиться его собственными защитными приёмами». Чем выше уровень медицины и профессиональная компетентность врача, тем лучше у него это получается.

ОРТОБИОТИКА – РОССИЙСКИЕ ИСТОКИ

Имеется ещё одна отрасль научно-практического знания, имеющая прямое отношение к теме нашего разговора. Это ортобиотика, созданная на основе концептуальных положений об ортобиозе лауреата Нобелевской премии в области физиологии и медицины И.И. Мечникова. Основы ортобиотики, а точнее её теория и методология, изложены И.И. Мечниковым в книгах «Этюды о природе человека» и «Этюды оптимизма». Такое название книг не случайно. Русский учёный, развивая свои взгляды на науку по «уходу за собственной персоной», отмечал, что следование правилам ортобиоза (разумного образа жизни) в высшей степени облегчает проявления высших способностей человеческой души. Он был глубоко убежден, что суть ортобиоза – обеспечить развитие человека, чтобы он достиг долгой, деятельной и бодрой старости, приводящей к чувству насыщения жизнью и смиренного желания смерти.

Чтобы ускорить вхождение ортобиотики в наш менталитет, предстоит предпринять немалые усилия, чтобы преодолеть в сознании людей стереотип небрежного отношения к своему здоровью и выработать критическое отношение к своим знаниям, ибо можно многое знать, не зная самого нужного. И, конечно, важна привычка самоконтроля за своим здоровьем.

В чём отличие ортобиотики от медицины и геронтологии, с которыми она тесно соприкасается? Может, нет особой целесообразности в теоретико-методологической и прикладной разработке ортобиотики как самостоятельной научно-технологической дисциплины?

Как правило, в подобной гносеологической риторике решающее значение имеет аргументация по поводу наличия у новоявленной дисциплины своего объекта и предмета исследования.

Итак, в отличие от медицины, объектом которой является болезнь, и геронтологии, объектом которой является процесс увядания человеческого организма, объектом ортобиотики является технология самосбережения людьми здоровья и наполнения их жизненным оптимизмом.

Кроме того, в ортобиотике используется несколько иной подход к понятию «здоровье». В ней оно рассматривается как единство трёх составляющих: физического, психического, нравственного здоровья.

Ни медицина, ни геронтология, ни даже валеология не пользуются подобной методологией. Перспектива сбережения здоровья людей во многом зависит от научного уровня развития медицины, геронтологии и других дисциплин, занимающихся человеческим организмом. Подпитываясь их достижениями, ортобиотика по своей практической значимости прочно займёт среди них первое место.

На чём основано такое предположение?

Прежде всего, на том, что международная статистика по здравоохранению свидетельствует: в обеспечении жизни людей приоритет принадлежит образу их повседневной деятельности, культуре обращения с самим собой.

Согласно факториальному анализу, образ жизни представляет 60–70% в общей структуре факторов выживаемости современных людей.

Предназначение ортобиотики – дать научно обоснованные рекомендации на этот счет. Ортобиотика разрабатывает технологии каждого возрастного этапа жизни людей. Она носит превентивный характер, её наработки призваны помочь людям упреждать какие-либо нежелательные процессы в их физическом, психическом и нравственном здоровье. Для ортобиотики нравственные проблемы чрезвычайно много значат, как и проблемы психологические.

Итак, ортобиотика – это наука, синтезирующая обширный круг различных научных и технологических знаний. Ортобиотику можно считать теоретико-прикладной основой человековедения. Она является антропологической основой для целого ряда теоретических и технологических дисциплин, в тесном соприкосновении с ней находится имиджелогия.

Вопросы для самопроверки

1. Каковы составляющие правильного образа жизни?

2. Чем полезны знания по ортобиозу при работе над имиджем?

3. Какие рекомендации по ортобиозу Вы используете?



Рекомендуемая литература

Мечников И.И. Этюды оптимизма М., 1964.

Каптерев П.Ф. Избранные педагогические сочинения. М., 1982.

Шепель В.М. Ортобиотика М, 1996.

ФИЛОСОФИЯ ИМИДЖЕЛОГИИ

ИМИДЖЕЛОГИЯ КАК РЕАЛЬНОСТЬ

Имиджелогия как научная дисциплина, как теоретическая основа воспитания и формирования профессионала не укладывается ни в одну из существующих и изучаемых общефилософских теории и не объясняется в своей специфичности ими, и, следовательно, требует специальной разработки «своей» философии, основанной на её особенностях и закономерностях.

Имиджелогия как научная область знания только в той степени соответствует своему учебному образующему предназначению, если изначально направлена на эстетико-этическое формирование личности. Если в любой другой специальности расхождения между процессом овладения знаниями и характерологическими особенностями личности нежелательны, то в имиджелогии они недопустимы.

Имиджелогия самим фактом своего существования в качестве учебного предмета требует своей философии, в то же самое время, пусть и не в достаточно развитом, свернутом виде, сама является философией. И дело не в том, что она исходит из высочайших принципов гуманизма, ставя во главу угла человека – таких наук много, а в том, что изначально, кроме человека, для нее ничего не существует.

И самое любопытное, что подход к человеку с позиции имиджелогии не укладывается ни в традиционные общефилософские трактовки «субъективизм – объективизм», ни в синергетические состояния неопределенности, ни в объяснительные современные теории конфликтов, ни в какую бы то ни было известную теорию исповедующую антропологический принцип. Имиджелогия как творение изначально создавалась только для человека, безотносительно к каким бы то ни было другим сторонам общественного бытия. Созданная на определённом этапе исторического развития, она, по сути, из-за своей единственной целевой ориентации на человека не исторична. И развитие её однозначно и прямо пропорционально определяется одной-единственной мерой – степенью служения человеку, оказываемой лично ему помощью в самореализации, в не умозрительном, а действенном раскрытии его индивидуальности.

И если все остальные научные дисциплины видят своё предназначение в познании и объяснении реальной действительности, то имиджелогия изначально обрекает себя на служение каждому конкретному человеку, помогая ему раскрыть то единственное и неповторимое, что выражает его индивидуальность, что отличает его от других. Имиджелогия не провозглашает, как это делают гуманистично ориентированные философские учения, что человек – это высшая ценность, потому что он – человек и всё, что связано с его социальным самочувствием, самооценкой, личностным своеобразием, исключающим самую возможность нивелирования, является для неё единственной ценностью.

И именно отсюда проистекают фундаментальные истоки философии имиджелогии, её автономность, содержательная обособленность и необходимость изучать её тем, кто готовится стать специалистом-имиджеологом. Отсюда же – её фундаментальные, принципиальные отличия от философии, преподаваемой в вузах и основанной на едином государственном стандарте, и обоснование необходимости её разработки как самостоятельного учебного предмета.

ОСОБЕННОСТИ ФИЛОСОФИИ ИМИДЖЕЛОГИИ

Непреходящее величие философской мысли покоится на удивительном, не всегда замечаемом, глубоко скрытом в силу своей диалектичной парадоксальности феномене. Философия создаёт обобщённые, самого высокого уровня абстракции теории, которые затем же сама дополняет, изменяет и опровергает. Любая философская концепция – это промежуточная срезовая констатация неостановимого процесса познания, непрекращаемого духовного поиска ответов, на который в силу своего существования обречён человеческий разум. Создаваемые ею каноны с неизбежностью разрушаются. И объяснение этому одно-единственное – не жизнь в её неостановимом непрерывном развитии соотносится с канонами, теориями, учениями, а, наоборот, каноны, теории, учения соотносятся с жизнью. В этом и только в этом значение и предназначение философии как вершины человеческой рефлексии.

Причём именно рефлексии, потому что философия для своих выводов и обобщений, не располагая никакими специальными методами и средствами, кроме непосредственно проявления самой мысли, вглядывается во всё происходящее, уходящее или возникающее как в познаваемую действительность. И фиксация в ней новых характеристик, событий, фактов обусловливает необходимость их осмысливать адекватно происшедшим изменениям. Философия, не используемая в идеологических и политических целях, изначально ставит себя в полную зависимость от фактов, от происходящих в реальной действительности изменений, видя своё предназначение именно в реализации объяснительной функции, превращающей её в фундаментальную основу духовного человеческого бытия. И, может быть, Л. Фейербах, исходивший из признания за философией только этой функции, был не так уж далёк от истины.

Отсюда один непреложный вывод: не философия рождает факты, а, наоборот, из фактов рождаются философии и в случае своей исключительности требуют создания своей философии. Возникновение имиджелогии как состоявшегося факта – именно такой случай. Причём чрезвычайно любопытный.

Ведь в принципе в имиджелогии нет ничего ранее неизвестного не только эмпирической человеческой наблюдательности, но и многочисленным антропологическим теориям. В строго научном смысле она может рассматриваться как составная часть антропологии, что и делается прямыми создателями и разработчиками имиджелогии. Так что же изменилось?

Да, действительно, всё, что связано с восприятием человека человеком, другими людьми, что связано с внешним обликом, самой возможностью наилучшим образом выглядеть, во все времена не могло не интересовать каждого живущего.

И в социальном, и в биологическом аспекте эти проблемы всегда интересовали и волновали людей. Какой силой влияния на общество обладает хотя бы одна только мода!

А какие усилия в течение многих веков прилагались и продолжают прилагаться сторонниками антропологизации социальных отношений – это также не могло не сказаться на имиджелогии. И, по сути, историческое слияние эмпирического опыта и духовных и интеллектуальных усилий, раскрывающих человека как высшую ценность, создало предпосылки для возникновения имиджелогии. Так что её можно рассматривать как причинно обусловленное следствие реальных процессов развития опыта, знаний, культуры. В силу чего преподавание имиджелогии как учебного предмета немыслимо без глубокого изучения философии.

Но из сколь угодно глубокого и всестороннего объяснения процессов, развития философской мысли, составляющих её учений не вытекает сущностное и необходимое раскрытие имиджелогии как профессии.

И в этом принципиальная суть рассматриваемой проблемы. Имиджелогия буквально требует разработки собственной философии с того момента, когда на передний план выходит проблема формирования специалиста-имиджеолога, призванного реализовать, практически воплотить в жизнь её принципы и требования. И именно эта личность имиджеолога должна характеризоваться как профессиональными знаниями и умениями, так и мировоззренческими исходными установками, изначально определяющими самую возможность и право осуществлять практическую деятельность.

А такую задачу не может решать унифицированная философия, потому что некоторые из её положений не только должны быть критически переосмыслены, но и отринуты.

И первое из них – это всё, что связано с философскими объяснениями природы целеполагающей деятельности. Исходя из того, что цель исторически и социально проявляется и возникает как потребность, философия, отталкиваясь от реальных фактов, ставит и диалектически решает проблему «цель – общество – личность». Отталкиваясь от противоречивости процесса исторического развития, она не только констатирует, но и допускает, когда речь идёт о цели, возможность инверсии (лат. inwersio – перестановка). Исходя из относительности истины, ценностей как таковых, противоречивости интересов, отношений общества и личности, допускается возможность подходить к человеку, рассматривать его как средство достижения выдвигаемых целей. С позиций философии, как это ни прискорбно признавать, человек, его достоинство, самолюбие, гордость, самая жизнь могут быть признаны менее значимыми, чем цели, возникшие перед обществом или выдвинутые последним. С позиций философии имиджелогии подобное изначально невозможно. Ни при каких обстоятельствах.

Для имиджеолога изначально нет и быть не может ценности выше, чем данный, не абстрактный, не усреднённый, а конкретный человек, с которым предстоит работать. И поэтому цели, стоящие перед имиджеологом, сконцентрированы только на личности именно этого человека и за пределы его потребностей и возможностей ни при каких обстоятельствах не выходят.

Отсюда первоочередной задачей, определяющей всю последующую работу по обучению профессионала-имиджеолога, является формирование его личности, не только узнавшей о недопустимости инверсии, но и изначально, внутренне не допускающей такой возможности. Для которой всё, что выходит за пределы данного человека, его личных потребностей и запросов, – табу.

Нетрудно понять, насколько сложно воплотить в жизнь эту задачу, противоречащую, как правило, реальному личному опыту будущего специалиста, реальной действительности, в которой он формировался и живёт. Но это только подчёркивает её актуальность и неотложную необходимость решения.

Исходя из современной организации учебной деятельности в высшем учебном заведении, именно философия имиджелогии в силу своих сущностных отличий от унифицированной философии может этому способствовать. А отличия эти проявляются во всём, начиная с фундаментальных категорий, таких, как «объективное» и «субъективное», «абсолютное» и «относительное», «всеобщее, особенное и единичное», и кончая категориями «время» и «пространство».

И именно из этой совокупности противоречий проистекает осознание необходимости разрабатывать философию имиджелогии, отражающую её специфическую содержательность, и целенаправленно её использовать как средство формирования личности специалиста-профессионала.

КАТЕГОРИИ ФИЛОСОФИИ ИМИДЖЕЛОГИИ

В философии категории определяются как «предельно общие, фундаментальные понятия, отражающие наиболее существенные, закономерные связи и отношения реальной действительности и познания. Будучи формами и устойчивыми организующими принципами процесса мышления, категории воспроизводят свойства и отношения бытия и познания во всеобщей и наиболее концентрированной форме». Но категории сами по себе не являются априорными формами мышления, а создаются и развиваются, корректируются и дополняются по мере познающего углубления в изучаемую действительность. Не категории создают выражаемую в них область знаний, а, наоборот, начинающая существовать, заявляющая о своём существовании новая область знаний неодолимо создаёт и развивает имманентную совокупность исходных категорий, через которые и благодаря которым она институируется, переставая быть кантовской «вещью в себе».

Исходные фундаментальные категории нового философского знания, таким образом, не только его отражают, но обеспечивают самую возможность его существования и развития, и, естественно, его изучения. Философия, необходимость возникновения которой предопределяется фактом объективного существования явления, сущностно не отражаемого в наличествующих категориях, может стать предметом изучения только на основе своего категориального ряда основных понятий. И философия имиджелогии в этом отношении не исключение.

Её реальное бытие, развитие и сама возможность целенаправленного влияния находятся в прямой зависимости от степени разработанности исходных фундаментальных категорий. В отличие от известных философских учений, обладающих разработанными рядами исходных понятий, самодостаточных в своей содержательной определённости, философия имиджелогии, когда речь идёт об обучении, обладает преимуществами. Её исходные категории, представляющие специфическую содержательность создающей их философии, могут раскрываться не как «застывшее», канонически сформулированное, не нуждающееся в доказательствах знание, а как адекватная имиджелогии необходимость, «схватывающая» искомую исключительность, и этим самым убедительнее всего реализующая свою обучающую функцию. Причём эффективность обучения усиливается и благодаря тому, что категории философии имиджелогии раскрываются и формируются на контрастном сопоставлении с традиционными философскими категориями, что позволяет, с одной стороны, опираться на уже наличествующие у обучающих знания, с другой – использовать сопоставление как совокупность аргументов, доказывающих необходимость именно такой содержательной наполненности каждой из рассматриваемых категорий и, следовательно, являющихся исходной системой доказательств, раскрывающих специфичность и автономность философии избранной ими профессии.

По сути, становление имиджелогии как научной области знаний у нас в стране началось с появления фундаментальных работ В.М. Шепеля. Ему удалось обосновать необходимость практического использования накопленных в области «человековедения» знаний, доказать их общественную значимость, отражающую в органичной целостности концентрированно выраженную совокупность социальных потребностей и, что не менее важно, всесторонне сформированную готовность их теоретического осмысления и путей разноуровневого профессионального удовлетворения. При этом В.М. Шепель особое внимание обратил не только на то, что предстоит профессионально делать будущему имиджеологу, но и на необходимую совокупность условий, при которых и благодаря которым он сумеет выполнить свою задачу. И именно с них, с этих условий, и возникает сама необходимость разработки автономной философии имиджелогии.

Ведущим, определяющим, фундаментальным условием, без которого эта профессия невозможна, объявляется такое качество, такая неотъемлемая черта личности, как обаяние. В.М. Шепель, проанализировав и исследовательски раскрыв сущностные характеристики межличностных контактов, вынужденно приходит к выводу об объективной необходимости наличия у имиджеолога такой личностной характеристики, как исходной основы профессионального общения. Таким образом, обаяние априори должно быть свойственно личности профессионала-имиджеолога. И, следовательно, либо имиджеологами могут становиться некоторые люди, от природы обладающие необходимым для этого обаянием, либо эта характеристика не только природно даруема, но и целенаправленно приобретаема. Признание справедливости первого утверждения, по сути, отказывает самой имиджелогии в праве существования как научной области знания, второго – не только требует определённой профессиональной готовности, но и принципиально изменяет установившиеся с позиций традиционной философии исходные фундаментальные категории, наполняя их в ряде случаев диаметрально противоположным содержанием. Ибо, не только признав самостоятельным, автономно существующим объект исследования и деятельности мир межличностных отношений, но и управляемую возможность влиять на них, имиджелогия принципиально изменила трактовку таких категорий, как «объективное» и «субъективное».

И дело здесь не в противопоставлении этих категорий, когда одному приписываются свойства объективного, не зависимого от нашего сознания существования, а другому – возможность отражать его в своих ощущениях и сознании, или когда первый несёт в себе сущностные, закономерностные свойства, а второй обладает способностью их познавать и использовать. Суть привносимого имиджелогией подхода к трактовке философских категорий в том и состоит, что исходной, фундаментальной основой бытия и его философии является именно субъективное. И только субъективное. А всё остальное, включая и объективно существующую реальность, может рассматриваться как сопутствующая совокупность условий, с которыми при необходимости можно считаться, а можно и нет. Мир межличностных отношений, личностно значимых ценностей, личностных установок, привязанностей, убеждений – единственная объективно существующая с позиций имиджелогии реальность, потребности которой нельзя не учитывать, ради которой – и только ради которой – действует профессионал.

Исходя из такой трактовки категории «субъективное», философия имиджелогии выстраивает не только ряд своих исходных понятий, но и целевую предназначенность имиджелогии. Именно с позиций такого понимания «субъективного» проистекает выведение сущностных особенностей профессии, принципиально отличающейся от всех других, реализующих себя в межличностных отношениях. В первую очередь педагогических.

Имиджеолог – не педагог и не воспитатель. У него нет и быть не может «своих» целей, «своих» задач, своих интересов, в чём-либо направленных против личности. Он изначально служит ей, и только ей. И выше её потребностей, её интересов у него ничего нет. Сама постановка вопроса о соотношении общественных и личных интересов, способная хоть в чём-то ущемить личность, для имиджеолога – по глубочайшей внутренней убеждённости – недопустима и невозможна.

Признавая необходимость профессиональной концентрированности на личности, философия имиджелогии подчиняет именно этой парадигмальной установке содержательное наполнение своих основополагающих категорий. И, естественно, извлекает необходимые для обеспечения эффективной профессиональной деятельности следующие из них выводы. Исходя из их категоричности и определённости, их можно использовать и в качестве правил, ориентированных не только на соответствующее мировоззренческое влияние, но и на необходимость руководства непосредственно в практической деятельности.

Подчиняя свою деятельность интересам личности, профессионал-имиджеолог руководствуется трактовками исходных категорий с позиции философии имиджелогии.

И это относится в равной степени не только к соотнесению «объективного» и «субъективного», но и «абсолютного» и «относительного», «всеобщего, особенного, единичного» и т.д.

Если с общефилософских позиций всё «относительно», то в межличностных отношениях ничего «относительного» нет и быть не может. Всё – абсолютно! Отсюда – уровень такта, культуры общения, способность понимать другого человека, проникать в его внутренний мир и, конечно, в эмоциональное состояние в данную минуту. Отсюда каждое внутреннее и внешнее движение профессионала, каждое проявленное к личности отношение может быть отражением глубоко сформированного отношения к конкретному человеку как к высшей, ни с чем не сопоставимой ценности.

И точно так же обстоит дело с соотношением категорий всеобщего, особенного, единичного. Для имиджеолога изначально не существует этого триединства в каком бы то ни было противопоставлении и различии. Они образуют органическую, неразрывную целостность, обусловленную целостностью личности, с которой и ради которой работает имиджеолог.

В равной степени это относится к таким фундаментальным категориям, как время и пространство.

С общефилософских позиций «пространство и время – всеобщие формы бытия материи», «к всеобщим свойствам пространства и времени относятся: объективность и независимость от сознания человека; абсолютность как атрибутов материи; неразрывная связь друг с другом и с движением материи; количественная и качественная бесконечность». В сфере межличностных отношений, являющихся объектом имиджелогии, эти понятия трактуются не только иначе, а диаметрально противоположно.

Соотнося эти различия в выше представленной последовательности, необходимо отметить, что имманентными свойствами пространства и времени с позиций философии имиджелогии являются:


  • субъективность и полная зависимость от сознания человека;

  • полная субъективность восприятия;

  • произвольно разрываемая связь между ними;

  • количественная и качественная конечность проявления в межличностных отношениях, их управляемая завершённость.

При этом принципиально важна диаметрально противоположная общая трактовка пространства и времени с позиций межличностных отношений. И суть этих различий состоит в том, что они не только формы, но и имманентные характеристики непосредственно создаваемых и управляемых отношений. И именно эта трактовка исходных фундаментальных категорий изначально способна ориентировать практика на достижение эффективных результатов.

ИМИДЖЕЛОГИЯ – СИСТЕМООБРАЗУЮЩАЯ МЕРА ОБРАЗОВАНИЯ

У анализируемой проблемы есть ещё один аспект, рассмотрение которого с философских позиций позволяет не только более полно выявить специфические особенности имиджелогии как науки, но и раскрыть оптимальные возможности её использования в учебном процессе как учебного предмета.

Исходя из современной дидактики как его теоретической основы, наука, несомненно, составляет органичную часть учебного предмета, но при этом не тождественна ему. В этой связи имиджелогия, одновременно являясь новой областью научного знания и учебным предметом, не только составляет ядро содержания учебного предмета, оказывая на него определяющее влияние, но и сама подчиняется закономерностям образования как целенаправленно организованной деятельности.

И в этой связи она в качестве учебного предмета, призванного стать основой подготовки специалистов в стенах вуза, во многом органично сливается с концепцией философии образования, разрабатываемой лабораторией «Философия образования» Института теории образования и педагогики РАО.

В отличие от существующих традиционных трактовок и целевой предназначенности философии образования отстаивается назревшая, соответствующая происшедшим в мире изменениям и актуальным потребностям мира образования принципиально новая концепция.

В самых общих чертах её суть сводится к тому, что образование, несомненно являясь составной частью социума, со всеми вытекающими из этой зависимости последствиями, в то же время настолько автономно, что его развитие определяющим образом сказывается не только на нём самом, но и на социуме. И дело здесь не только и не столько в том, что образование способно напрямую влиять на развитие общества, сколько в том, что мир образования функционирует по своим закономерностям.

В отличие от социума, развитие которого всецело подчиняется социальным закономерностям, мир образования, будучи не только искусственно, целенаправленно созданным, но и продолжающим искусственно создаваться, требует всемерно учитывать именно это своеобразие, без чего невозможно обеспечить оптимальность его функционирования и развития и, в конечном итоге, удовлетворить потребности и запросы социума.

Любой учебный предмет, используемый в учебно-воспитательном процессе и для обеспечения оптимальности этого целенаправленного использования, с позиции философии должен быть представлен и раскрыт не только содержательно, не только в совокупной целостности с присущими ему методами, но и в необходимом для себя пространстве и в требуемом для этого времени. Исходя из того, что обучение не может осуществляться без обеспечения требуемого уровня восприятия со стороны обучающихся, любой учебный предмет, естественно, включая имиджелогию, должен проектно и программно строиться, включая в себя необходимые решения использования создаваемого пространства и требуемого для этого времени.

В проведенном нами исследовании получила подтверждение гипотеза о наличии в мире образования разных видов времени, включая интегративное педагогическое время, необходимое для постановки и практической реализации любых программных целей. Философское обоснование необходимости принципиально иной трактовки категории «время» создаёт необходимые методологические основания для решения управляемого, всесторонне обеспечиваемого развития образования, естественно, включая решение задач имиджелогии, исходя из её специфичности и своеобразия.

Исследовательские и педагогические коллективы, руководимые В.М. Шепелем, многое сделали для разработки имиджелогии как теоретической дисциплины и методики и учебной практики подготовки и переподготовки педагогических кадров. В комплексной разработке новой отрасли научного знания создание философии имиджелогии и её целенаправленное использование в учебно-воспитательном процессе станет необходимым этапом в решении столь актуальной в современных условиях проблемы.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31


База даних захищена авторським правом ©mediku.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка