«Имиджелогия. Как нравиться людям»




Сторінка4/31
Дата конвертації18.04.2016
Розмір6.44 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Вопросы для самопроверки

1. Место философского знания в имиджелогии.

2. В чем суть философии имиджелогии?

3. Какое значение для формирования философии имиджелогии имеет концепция В М. Шепеля об имидже как феномене и как понятии?



Рекомендуемая литература

Макиавелли Н. Государь Минск, 1998.

Мечников И.И. Этюды оптимизма М., 1964.

Турбовской Я.С., Провоторов В.П. Диагностические основы педагогического целеполагания М., 1996.

Шепель В.М. Имиджелогия: секреты личного обаяния. М., 1997.

ПРОСТРАНСТВЕННОЕ ТВОРЧЕСТВО ИМИДЖЕЛОГИИ

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

Современная ситуация с точки зрения происходящих качественных изменений в обществе уникальна. Она являет собою время и процесс качественного обновления традиционных средств познания и преобразования действительности. Естественнонаучная парадигма уступила лидерство новой парадигме – гуманитарной.

Эта ситуация смены парадигм стала следствием цивилизационных процессов, в частности научно-технического прогресса, качественно изменившего представления человека и о его возможностях, и о его месте в мире как центральной фигуре мироздания, оказавшейся, кстати, наименее изученной. Поэтому исследовательский взор стал активно перемещаться с феномена «объект» (мир, машина, технология) на феномен «субъект» (человек, общество, цивилизация), отражая и формируя вновь становящуюся гуманитарную парадигму, требующую видеть и понимать мир прежде всего через человека, как зависящий от человека, как изменяющийся посредством человеческих потребностей и возможностей (Н.А. Бердяев, В.И. Вернадский, Д.И. Менделеев, К.Э. Циолковский и др.).

Этот переход предсказывали и описывали многие ученые. Так, французский социолог Р. Арон теоретически доказал, что постиндустриальная цивилизация неизбежно сменит собою промышленную, и этот процесс уже начался во второй половине XX века. Американские социологи отмечают, что с середины XX века начался процесс становления новой цивилизации – цивилизации электронных орудий труда, которая сменяет собою предшествующую ей цивилизацию железных орудий труда точно с такой же неизбежностью, как цивилизация железных орудий труда некогда сменила цивилизацию каменных орудий труда.

Современная промышленная цивилизация, где человек был всего лишь послушным исполнителем, одним из «винтиков» громадного анонимного механизма, завершает свой путь. Теперь она через тяжелейший социально-экономический кризис переходит в новое качество.

Ряд ученых предсказывают новой цивилизации более человеческое лицо, обосновывая это тем, что сегодня общество подошло к такому рубежу своего научно-технического и индустриально-экологического бытия, когда оно с необходимостью должно переориентироваться на антропологические основы. Ведь человечество создало столько различных технических приспособлений, что стало балансировать на грани самоуничтожения. Оно может своими неэкологическими действиями сделать непригодной к жизни всю земную атмосферу и, таким образом, обречь себя на медленное умирание. Оно может и вовсе одним разом с помощью накопленного ядерного потенциала уничтожить всю планету Земля.

Поэтому справедливы призывы ученых, сделать современную, постиндустриальную, цивилизацию именно человеческой, в противном случае может вовсе не стать никакой цивилизации (И.А. Ильин, Л.П. Карсавин, К. Леви-Строс и др.).

Человек со всеми его проблемами переместился в центр научного и общественного внимания и интереса. Это радикально меняет и менталитет человека, и общество в целом. Сегодня, на рубеже II–III тысячелетий, происходит становление цивилизации нового типа – постиндустриальной цивилизации гуманитарной ориентации, требующей и нового типа образования – гуманитарного.



Гуманитарное образование. По мере качественных изменений во всех социальных институтах и профессиональных сферах образование заметно меняет и статус, и содержание.

Каков статус образования? На заседании Международной комиссии по образованию для XXI века (ЮНЕСКО, 1998) зафиксировано, что большинство стран мира рассматривают образование как одно из основных условий развития цивилизации, ориентирующих на новые гуманистические идеалы – на развитие человеческой личности, её самоопределение и самореализацию как «необходимое условие для того, чтобы дать человечеству возможность продвигаться вперёд к идеалам мира, свободы и социальной справедливости».

Особенно изменился статус высшего образования. Социальная ценность высшего образования в конце XX века стала столь высокой, что именно с ним связывают экономическую и социокультурную стабильность в развитии общества. Так, во Всемирной декларации ООН о высшем образовании для XXI века (Париж, 1998) отмечается: «На пороге XXI века мы являемся свидетелями беспрецедентного спроса на высшее образование и его широкой диверсификации наряду со всё большим осознанием его решающего значения для социально-культурного и экономического развития и создания такого будущего, в котором более молодые поколения должны будут овладевать новыми навыками, знаниями и идеями». Ситуация в сфере образования на рубеже XX–XXI веков стала качественно иной. Так, если 100 лет назад одной из основных проблем было всеобщее начальное и среднее образование, то сейчас встаёт проблема всеобщего высшего образования.

Содержание образования. Поскольку в новой цивилизации человек со всеми своими индивидуальными особенностями претендует стать главной ценностью, то и содержание образования будет меняться в зависимости от того, как понимается суть и назначение человека и человеческого бытия. Последнее носит полюсный характер и включает две взаимодополняющие и одновременно взаимоисключающие составляющие:

1) человек – это социальное существо, и, следовательно, он творец, созданный по образу и подобию Создателя (Н. Бердяев, В. Соловьёв, Г. Федотов, Л. Шестов и др.), и его бытие – это прежде всего бытие творческое (творчество ради создания новых свойств социального пространства средствами производства, науки, техники, искусства, архитектуры, культуры и т.д.);

2) человек – это природное существо, вынужденно пребывающее в обществе, но не находящее себе места в нём и пугающееся его (А. Камю, Ф. Ницше, Ж.П. Сартр, 3. Фрейд, М. Хайдеггер и др.). Следовательно, человек, как и другие биологические существа, является потребителем и его бытие – это бытие потребительское (потребительство ради получения материальных благ); и лишь по необходимости, выживания ради, человек может быть производителем, но, главным образом, на исполнительном уровне как разработчик и исполнитель указаний и идей свыше.

Сегодняшнее образование исходит из второго начала человеческой природы, поскольку организуется в основном как информационно-репродуктивное, преследующее цель освоить какие-либо стандарты (профессиональные или общекультурные), и делает это повелительным методом: «Делай так! Запоминай это! Понимай так!» Но такое образование формирует у учащихся не творческие начала, а всего лишь знания-умения, то есть культивирует преимущественно идеал исполнителя, научно и технически грамотного разработчика. Это означает, что образование культивирует потребительство, которое в последние годы стало приобретать угрожающе массовый характер. А человек как потребитель в своей крайней форме – десоциальное существо, которое, вследствие творческой пассивности, предстаёт неполноценным, ущербным, наполненным пессимизмом и негативными устремлениями (неудовлетворённость, озлобленность, страх, стрессы, агрессия, насилие и т.д.). Это означает, что существующее образование невольно вносит деконструктивный, саморазрушающий элемент в цивилизацию.

Вновь складывающееся гуманитарное образование в противоположность имеющемуся исходит из первого – творческого начала человеческой природы и ориентируется не на формирование в человеке отдельных его свойств (даже и творческих), лишь полезных для производства, а на воспитание человека как творческой личности, ответственно творящей мир и прежде всего свой личностный мир. Соответственно и процесс образования творческих личностей должен строиться креативно, как творческий процесс, как творческое образование.

Однако опыта построения такого процесса мало и не только на уровне высшего образования, но даже и на общеобразовательном уровне, то есть в школах, где учат в основном информационно-репродуктивными методами. Поэтому образование сегодня предстаёт не подготовленным к выполнению нового социального заказа – воспитанию творческой личности. В связи с этим рассмотрим основные теоретические положения креативного образования.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

Пути в креативную образованность. Один из подходов к построению креативного образования базируется на рационализме, но не на традиционном, который в последнее время активно критикуется (С. Кьеркегор, Ж.П. Сартр, М. Хайдеггер, К. Ясперс и др.), а на «новом», расширяющем содержание понятия «рационализм». В рамках этого отношения рационализм рассматривается как базовая непреходящая архетипическая форма, способная порождать любое новое содержание, в том числе и все современные формы взаимоотношения человека с миром, включая творчество.

Другой подход к построению креативного образования пытается найти менее опосредованные основания, а именно – мораль (линия Сухомлинского), культуру (линия Толстого), труд (линия Макаренко). Однако и этот подход не обнаружил ожидаемой от него эффективности. И главная причина в том, что он тоже, как и в случае с рационализмом, опирается, во-первых, на сложившийся опыт, а во-вторых, на знания-умения. В то время как именно опыт несёт в себе основную массу проблем, поскольку он с методологической точки зрения не только позитивен, но и негативен. Тот опыт, который всегда передавался от поколения к поколению как образец для подражания и понимался как необходимая позитивная база для самостоятельной деятельности всех входящих в культуру, сегодня не только перестает играть свою традиционную роль доминирующего, социализирующего средства в образовании, но более того – рассматривается как балласт, тянущий культуру в прошлое. Ведь вследствие возросшей технической мощи общества опыт сегодня быстро устаревает. Теперь включение, например, ученика, в текущий опыт означает обращение его, по сути, к средствам и ценностям вчерашнего дня. А это значит, что таким путём может планироваться лишь отставание от требований времени. Быть вчерашним стало экономически невыгодно. Поэтому динамичное время выступает одним из базовых факторов социального бытия, игнорировать который уже невозможно. Кроме того, изменились взаимоотношения человека и с социальным пространством. Вследствие возросших технических возможностей человек увидел себя и своё социальное пространство не как регионально-местное, а как всепланетарное динамическое явление, быстро меняющее не только знания-умения, а целые программы и критерии жизнедеятельности. Социальное пространство, как и время, стало фундаментальным и активно проявляющим себя фактором социального бытия.

Наиболее продуктивный подход к воспитанию творческой личности – когда учащиеся не только ориентируются на творчество, но и пребывают в творческом бытии, имея возможность непосредственно изменять и себя и продукты своей деятельности. Они не столько обучаются педагогами, сколько самостоятельно образовываются: самоопределяются и саморазвиваются по тем направлениям, по каким требуют их творческие способности. Такой подход называется прямым креативным. Главной дидактической концепцией в этом случае предстаёт самообразование, предполагающее и эффективный дидактический метод.

Метод креативного образования предполагает не преемственное освоение опыта, а понимание и критическое его освоение с целью качественного совершенствования. А поскольку сделать это можно только саморазвиваясь, то такой метод можно характеризовать как метод саморазвития, в основе которого лежит известная сократовская формула «Если хочешь изменить мир – измени себя».

По существу, метод саморазвития требует качественно иной модели образования, хотя в действительности творческая личность всегда сама себя формирует. Только этот процесс осуществляется или благодаря, или вопреки системе образования. В сложившемся образовании он происходил как раз вопреки существующей системе обучения ученика учителем по единым стандартам. При специальной же организации учебного процесса как процесса самообразования становление творческой личности, конечно, более эффективно.

В этом случае студенты не обучаются педагогами так, как удобно лишь педагогам, и, таким образом, не подвергаются различным психолого-дидактическим манипуляциям, а значит, и социальному насилию, а самостоятельно образовываются в пространстве творческого бытия: самоопределяются и саморазвиваются по тем направлениям, по каким требуют их творческие способности. Они учатся тому и так, чему и как сами считают нужным. Теоретически образовательных моделей может быть столько, сколько учащихся, чтобы у каждого были возможности максимально использовать свои природные творческие способности. Причём такие индивидуальные модели образования могут и должны создаваться самими студентами как суверенными субъектами образования. Этот подход – единственно возможный на пути построения нравственного ненасильственного образования, где не усреднённые средства навязываются всем без различения их возможностей, а создаются условия для саморазвития каждого учащегося.

При построении учебного процесса как процесса творческого самообразования посредниками могут выступать разные явления, поскольку творческая деятельность, как и процесс освоения её метода, всегда опосредованы различными средствами и результатами: у музыкантов – это звуки, у художников – цвета, у писателей – слова и т.д. Но среди многочисленных посредников в творчестве есть один универсальный всепронизывающий, возможности которого выходят далеко за возможности посредника и приближают его к статусу со-творца. Это – пространство.

Пространство (впрочем, как и время) – это фундаментальный атрибут бытия материи вообще, бытия мира и человека в том числе. И поэтому там, где трансформируется пространство (а это значит, и время), там происходит трансформация главного – самого мира, то есть всего сущего, в том числе и микрокосма человека, и его творческого потенциала, что и позволяет каждый раз в творческих актах расширять границы и социального пространства, и социального времени. Поэтому трансформация пространства или пространственное творчество – это фундаментальнейший вид преобразований, база и родовая характеристика творчества вообще и всего творческого в любых его проявлениях и модификациях.

Пространственное творчество. Для человека как социального существа определяющую роль играет, конечно, не столько физическое пространство вообще, сколько социальное пространство, сотворённое и постоянно создаваемое руками поколений. А для процесса самообразования творческой личности главным предстаёт даже и не социальное пространство в его всеобъемлющей форме, а такая его составляющая, как личностное пространство, созданное собственными руками одной творческой личности.

Рационалистическая научная традиция XX века требовала описаний творчества как некоторой технологической деятельности. Поэтому учебными пособиями предлагались различные технологические цепочки из стадий и этапов, из действий и операций, освоение которых непременно должно было бы приводить к творческому результату или к освоению творческого метода.

Но на практике эти цепочки не работали. Педагогический опыт их не подтверждал. Основной причиной тому было широко распространённое техницистское толкование и творчества как деятельности представления, и процесса освоения творческого метода как познавательной деятельности, как процесса познания метода творческой деятельности представления. Но ни творчество не осуществляется только в представлении, ни метод творчества невозможно постичь, только изучая его.

Как показывает опыт, творческий метод можно освоить только практически, а ещё точнее – экзистенциально, проживая и переживая весь процесс творческого бытия. В этом и состоит суть предлагаемого подхода к освоению творческого метода – антропоморфная концепция творчества. Она исходит из понимания творца прежде всего как человека, а не некоей машины и вследствие этого представляет творчество как вид социальной практики со всеми её атрибутами бытийности, в том числе и с креативными актами, реализующимися в некоем креативном личностном пространстве.

Личностное пространство здесь – центральный момент. Это то пространство, в котором творец проживал и продолжает саморазвиваться, в котором сосредоточивалась и сосредоточивается вся его духовная и материальная жизнь. Чем более это пространство насыщено различными событиями и переживаниями, тем выше креативный потенциал творца. То есть способность человека по-иному увидеть мир, ситуацию, проблему и на основе этого самому выйти за пределы привычного представления и убедить других в возможности существования иной точки зрения напрямую зависит от содержания этого креативного пространства.

Теоретически эта закономерность объяснима. Чем больше у человека лично пережитого творческого опыта, тем легче ему понять собственный генезис саморазвития и на основе этого предвидеть своё творческое будущее. А это значит, что он может легче переосмыслить свой опыт и отказаться от него ради поиска иных актуальных средств. И наоборот. Чем меньше человек имеет творческого опыта, тем труднее ему понять логику собственного бытия и своего творческого подхода и, следовательно, труднее от чего-либо отказываться, а значит, труднее создать что-либо новое.

Личностное пространство возможно фиксировать и изменять с помощью различных материализованных посредников: изобразительных средств, средств трёхмерного моделирования или средств реального пространства. А закономерность здесь такова: изменяя содержание своего личностного пространства, учащийся тем самым развивает свой творческий потенциал и формирует свой личностный творческий метод. Личностное пространство в этом случае предстаёт и накопителем опыта, и средством экспликации его для собственного сознания (неким специфическим зеркалом самого себя), и средством отказа от него. Оно буквально формирует творца, преподносит ему новые неожиданные смыслы и в конечном счёте изменяет его миропонимание. А изменённое миропонимание начинает проявлять себя в творческой деятельности как своеобразная методология новационной активности учащихся по преобразованию и личностного пространства, и социального пространства.

Что в этом процессе первично, а что вторично – вопрос риторический. С методической точки зрения важно понимать роль личностного пространства в процессе становления и саморазвития творческой личности. Конечно, потребность в трансформации своего личностного пространства и инициированные ею изменения личностного пространства, которые приводят почти автоматически к изменению творческого потенциала автора, взаимообусловлены потребностью изменить самого себя, свой духовный мир, свой творческий потенциал. Но главное здесь в том, что вне процесса создания и перестройки своих личностных пространств нет и процесса саморазвития их авторов как творческих личностей.

Только один факт осознания наличия и роли личностного пространства уже создаёт основополагающую предпосылку для творческого саморазвития. Но на становление человека как творческой личности оказывает действие не только и не столько сам факт со-бытия с личностным пространством или бытия в нём, сколько процесс творческого преобразования личностного пространства в соответствии с индивидуальными устремлениями, предпочтениями и возможностями. Изменяя многообразные свойства личностного, а тем самым в определённой степени и социального пространства (размеры, степень изолированности его от природы или связанности с нею, уровень художественной целостности, социальные смыслы и акценты и т.д.), человек творит своё личностное пространство, а в конечном счете он тем самым творит сам себя, изменяет себя в том или ином лишь ему одному присущем направлении. Так творческая личность самоопределяется и саморазвивается.

В этом процессе нет иных ценителей создаваемых личностных пространств, кроме самих авторов и их часто меняющихся критериев из-за меняющегося понимания сути и содержания социального пространства. А последнее обусловлено тем, что автор является полноценным представителем социального пространства, а, следовательно, его мнение выступает объективированным критерием социальной значимости создаваемого содержания. Педагог же здесь является не главным «судьёй» создаваемого учащимися, а лишь одним из представителей социального пространства, мнение которого учитывается.

Важно также, что пространственное творчество в основном правополушарно, поэтому происходит чаще всего не на вербальном, а на эйдетическом, образном уровне, содержание которого не поддаётся экспликации и осознанию в полном объёме и в основном остаётся на подсознательном, интуитивном уровне. Но именно благодаря этому свойству эффективность пространственного творчества очень высока. Поэтому хотя процесс преобразования личностного пространства и тем самым своего творческого потенциала происходит скрыто, именно в процессе пространственного творчества человек наиболее эффективно самоопределяется и саморазвивается как творческая личность. Не исключено, что древние мудрецы, в частности Архимед, говоря о существовании некоего мощнейшего средства («рычага»), с помощью которого можно «перевернуть мир», имели в виду творческие возможности человека. А они активизируются и могут несоизмеримо возрастать вследствие саморазвивающегося бытия и в частности вследствие использования пространственного творчества – метода преобразования личностного пространства. Это положение настолько важно, что осознание его приводит к ментальной революции в сознании человека, а в конечном счёте, при последовательной реализации его в системе образования, выводит человека на необратимый уровень креативного бытия и творческого саморазвития.

Взгляд на современное образование через возможности пространственного творчества сегодня, когда потребность общества в творческих личностях возрастает, особенно актуален.



Пространство творческого образования. Несмотря на фундаментальный статус пространственного творчества в образовании, оно пока не нашло должного применения.

Причин достаточно, но главная, пожалуй, в том, что до сих пор отсутствовал социальный заказ на творческую личность: общество не ощущало потребности в массовом творчестве. И, может быть, поэтому различные образовательные учреждения, и в первую очередь дошкольные и общеобразовательные, не ориентировались и до сих пор ещё не стремятся воспитывать творческих личностей.

Другую существенную причину отсутствия пространственного творчества в учебных заведениях мы усматривали в самом статусе пространственного творчества. Внедрение пространственного творчества в педагогическую практику несёт с собою глубокие качественные изменения всей сложившейся системы образования: меняется не только состав учебных предметов, но и сама педагогика, поскольку пространственное творчество в силу своих фундаментальных возможностей претендует на роль не только базового, но и ведущего предмета.

А из этого, естественно, вытекает и новая модель образования – креативного, которая предполагает заменить собою сложившуюся модель информационно-репродуктивного образования. А к таким радикальным переменам сфера образования, как одна из самых консервативнейших профессиональных сфер, не готова и даже ещё не собирается готовиться ни по одному из направлений своей деятельности: ни по теоретико-методологическому, ни по кадровому, ни по учебно-методическому обеспечению.

Поэтому сегодняшние поколения остаются обделёнными творческим образованием. И этот факт вносит существенную корректировку в методическую схему креативного образования на основе пространственного творчества.

МЕТОДИЧЕСКАЯ СХЕМА

Центральный момент креативного образования – пространственное творчество – процесс преобразования учащимися своих личностных пространств. Эффективность этого процесса обусловлена его активной связью с двумя базовыми составляющими саморазвивающегося бытия: во-первых, с реальным, всегда пребывающим в динамике социальным процессом, выступающим и объектом, и предметом пространственного творчества, а во-вторых, с рефлексией.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31


База даних захищена авторським правом ©mediku.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка