Исследование влияния «трансфер-фактора»




Сторінка1/4
Дата конвертації15.04.2016
Розмір0.76 Mb.
  1   2   3   4
«ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ «ТРАНСФЕР-ФАКТОРА» НА ПРОЦЕССЫ СТАРЕНИЯ И РЕПАРАТИВНОЙ РЕГЕНЕРАЦИИ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ И КЛИНИКЕ»

ИСПОЛНИТЕЛИ:

А.Я.Чижов – заслуженный деятель науки РФ, доктор медицинских наук, профессор (Национальный геронтологический центр, Российский университет дружбы народов, Медико-экологический центр «Горный воздух–XXI век», Москва, Россия);

В.И.Донцов – доктор медицинских наук, профессор (Национальный геронтологический центр, Московский государственный медико-стоматологический университет, Москва, Россия);

В.Н.Крутько – доктор технических наук, кандидат биологических наук, профессор (Национальный геронтологический центр, Институт системного анализа Российской академии наук, Москва, Россия)

В.А.Санталова – аспирант (Российский университет дружбы народов, г. Москва);

Реферат

Определяющим для старения самообновляющих тканей с возрастом является резкое снижение скорости их самообновления – снижение физиологической регенерации, а также снижение индуцированного клеточного роста – репаративной регенерации (при повреждениях ткани) и индуцированных различными факторами процессов гиперплазии и гипертрофии тканей (удобный экспериментальный тест – феномен Селье: увеличение массы слюнных желез на введение больших доз адреномиметиков).

Нами разработаны представления о роли специальной субпопуляции Т-лимфоцитов (известной как участвующей в сСКЛ) в поддержании уровня клеточного роста в организме, и значение снижения ее функции для старения – новая иммунная теория старения. Повышение функции таких клеток – путь к «терапии старения» на уровне клеточных популяций, а также возможность резкого увеличения процессов заживления ран и пр. (возможно, также, контроль за клеточным опухолевым ростом).

Препарат «Трансфер-Фактор» (биодобавка из молозива производства компании «4 Life Research Co.» США) оказывал не только положительное действие на иммунные показатели старых животных, но и проявлял комплексное геропрофилактическое действие у мышей при длительном введении, положительно влияя на физическое состояние, силу животных, обмен веществ, а также на свободнорадикальные механизмы старения. ТФ также восстанавливал клеточный потенциал роста тканей старых животных до уровней, близких к молодому возрасту. ТФ является перспективным геропрофилактическим агентом. Он также может быть использован для активации клеточного роста с целью заживления тканей, ран и т.д. Дополнительным интересным и перспективным является наблюдаемый эффект анти-стрессорного действия ТФ на иммунную систему и протективное действие ТФ на возрастное и алиментарное ожирение.

В результате проведенных клинических исследований было показано, что в результате применения мужчинами трансфер фактора по 300 мг в сутки в течение 6 недель произошли заметные улучшения, как отдельных значений биомаркеров, определяющих степень старения, так и увеличение разницы между биологическим возрастом и календарным более, чем в 2 раза. После курса приема трансфер фактора отмечено либо частичное улучшение, либо полная нормализация первоначально нарушенной активности функциональных систем организма. Полученные данные позволяют рекомендовать применение трансфер фактора в качестве одного из компонентов в комплексной профилактике преждевременного старения организма человека.


ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ И ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЙ

Изменения иммунитета при старении 

После формулировки нобелевским лауреатом Ф.Бернетом иммунологической теории старения функции иммунной системы в период старения подверглись пристальному изучению. Была показана несомненная связь функций иммунной системы с процессом старения:

- прогрессирующая атрофия тимуса и всей лимфоидной ткани с возрастом,
- снижение предстоящей продолжительности жизни при снижении количества циркулирующих Т-лимфоцитов,
- сходство старческих изменений и процессов, наблюдаемых при ранней тимэктомии и иммунодефицитах иной природы, иммунологические расстройства и нарушения экспрессии антигенов гистосовместимости при прогериях и пр.

Возрастные изменения отмечаются для всех функций системы иммунитета, особенно для Т-системы иммунитета:

- атрофия тимуса, селезенки и лимфоузлов, снижение числа периферических Т-клеток,
- увеличение числа незрелых лимфоцитов вследствие задержки их дифференцировки,
- снижение числа предшественников Т-клеток и выраженное снижение продукции тимических гормонов с диссоциацией в сторону активации Т-супрессорных механизмов, сопровождающейся активацией неспецифических Т-хелперов и Т-супрессоров, что растормаживает аутоиммунные процессы,
- уменьшение разнообразия антигенного репертуара лимфоцитов,
- снижение продукции ИЛ-2 Т-хелперами,
- выраженное снижение способности лимфоцитов активироваться собственными клетками организма - снижение так называемой сингенной смешанной культуры лимфоцитов,
- снижение противоопухолевой устойчивости организма и др.

Однако, не удавалось теоретически связать два процесса - прогрессирующую лимфоидную дистрофию с возрастом и прогрессирующее снижение самообновления тканей иного типа как известный главный механизм старения самообновляющихся тканей в старости.

Известно, что такое снижение самообновления разнообразных тканей с возрастом сопровождается по неясным причинам развитием генерализованного G1/S блока для процессов пролиферации: увеличивается число готовых к пролиферации, но не получивших дальнейшего стимула для этого процесса клеток. В то же время, в иммунологии хорошо известен такой G1/S блок, типичный для лимфоцитов-эффекторов старых животных, но в иммунологии хорошо изучена многими авторами и причина его - дисбалланс функций Т-лимфоцитов-регуляторов, заключающийся в снижении общего числа Т-регуляторов и повышении доли Т-ингибиторов.

Эти данные, наряду с известным резким снижением sMLC (сСКЛ – сингенная смешанная кульутра лимфоцитов) в старости, корреспондируют с выдвинутыми нами представлениями о специальной системе в организме, осуществляющей контроль клеточного роста для всех типов соматических клеток и представленной специальными субпопуляциями Т-лимфоцитов (система КРП – клеточной регуляции пролиферации).

Исходя из всего этого, нами была разработана новая лимфоидная (иммунная) теория старения (Донцов В.И. Регуляция лимфоцитами клеточной пролиферации - альтернатива теории “противоопухолевого надзора”?.// Иммунология. 1989. N. 5. С. 94-96.
Донцов В.И. Иммунобиология постнатального развития. М.:РАН, МОИП. Наука. 1990, 
Донцов В.И.,Крутько В.Н.,Подколзин А.А. Фундаментальные механизмы геропрофилактики.М.:2002).


Новая иммунная теория старения

Наличие раннего инволюирования тимуса всегда привлекало биологов старения в плане анализа связи иммунитета и старения, но только данные о системе КРП и о прямом участии Т-лимфоцитов в поддержании потенциала клеточного роста соматических тканей позволяют прямо подойти к рассмотрению данного вопроса.

Гипотеза КРП органично объясняет многие факты и включает ряд теорий о старении, в частности, теории о связи старения и ограничения роста, исчерпании программы развития, старении и дифференцировки тканей и пр.

Основные положения новой иммунной теории старения, развитой с участием системы КРП, могут быть сведены к следующему:

1. Ведущим механизмом старения соматических тканей является снижение их клеточного самообновления.
2. Снижение потенциала клеточного роста соматических тканей при старении определяется изменениями в системе лимфоидной регуляции пролиферации соматических клеток.
3. Сущностью изменений КРП в старости является увеличение доли КРП ингибиторов и абсолютное снижение общего числа КРП.
4. Нарушение соотношения КРП стимулирующего и ингибирующего типов ведет к снижению скорости продвижения соматических клеток из фазы G1 в S, формируя G1/S блок в тканях старых животных.
5. Прогрессирующее снижение пролиферативной активности клеток соматических тканей ведет к увеличению доли "старых" клеток, при этом "старческие" изменения являются результатом проявления нормальных свойств таких, углубившихся в состояние дифференцировки, клеток с длительным периодом жизни.
6. Так как в тканях всегда идут процессы замещения молодыми клетками, наряду с процессами старения формируются процессы приспособления, гипертрофии и пр.
7. Изменения системы КРП являются результатом продолжения действия регуляторов ограничения роста организма после того, как рост закончен, при участии гипоталамо-гипофизарной системы и тимуса. 

Новые возможности иммунофармакокоррекции для геропрофилактики и биоактивации

Возрастной иммунодефицит у мышей показан на рисунке 1. Видно, что с возрастом резчайшим образом снижается относительное количество лимфоидной ткани в отношении на единицу массы животного. Такой иммунодефицит сопровождается также выраженным снижением с возрастом потенциала роста тканей и снижением реакции КРП в ходе рост-индуцируемых процессов – рисунок 2 (использован феномен фармакологически-индуцированной пролиферации тканей под действием адреномиметиков – феномен Селье). При этом кинетика гиперпластической реакции изменяется характерным для старения образом: удлиняется время реакции, время достижения пика гиперплазии, снижается абсолютное значение достигаемого максимума реакции – рисунок 3.

Этот иммунодефицит можно коррегировать некоторыми иммуномодуляторами, например, препаратами цинка, эти же вещества способны восстанавливать и ростовые потенции тканей старых мышей (Донцов, Крутько, Подколзин, 2002 и др.).

Известно, что соли цинка обладают выраженным иммунокоррегирующим эффектом, влияя на обмен двух- валентных ионов, на индукцию Т-клеток в ходе иммунной реакции. Типичен дозо-зависимый эффект этих веществ и благоприятное действие в пожилом возрасте, что определяет включение их в состав ряда биостимулирующих и иммунокоррегирующих фармакопрепаратов.

http://www.immunity-4life.com/popul19_clip_image002_0010.gif

Рисунок 1

Снижение относительной массы лимфоидных органов у старых животных.

По оси абсцисс - возраст мышей BALB/c в месяцах, по оси ординат - относительная масса лимфоидных органов (мг массы органа на 1 г массы тела).

1 - относительная масса селезенки, 


2 - относительная масса тимуса (х10).

http://www.immunity-4life.com/popul19_clip_image002_0011.gif

Рисунок 2 

Возраст-зависимое снижение изопротеренол-индуцированной гиперплазии слюнных желез у мышей.

По оси абсцисс - возраст мышей BALB/c в месяцах, по оси ординат - параметры в процентах к интактным животным.

1 - гиперпластическая реакция ткани слюнных желез, 


2 - интенсивность бластообразования в селезенке.

http://www.immunity-4life.com/popul19_clip_image002_0001.gif

Рисунок 3

Изменение кинетики изопротеренол-индуцированной гиперплазии слюнных железах у мышей с возрастом.
По оси абсцисс - время в часах после инъекции изопротеренола, по оси ординат - гиперпластическая реакция ткани слюнных желез, 
1 - молодые мыши, 
2 - старые мыши.

Особый интерес представляет возможность восстановления ростового потенциала тканей старых мышей сывороткой крови от молодых животных, что показано нами впервые. Сыворотка крови молодых животных была способна стимулировать пролиферацию клеток системы КРП.

Можно, таким образом, полагать, что при старении резко снижается функция Т-лимфоцитов-КРП системы как результат изменений в регуляторных системах организма. Мы обнаружили ряд таких данных экспериментально и показали возможность реактивации и быстрого восстановления потенциала роста клеток при воздействии на клетки КРП-системы (Донцов, 1985-2000).

Предлагаемая новая иммунная теория старения, таким образом, имеет не только теоретический интерес, но и позволяет использовать весь потенциал иммунофармакологии для противодействия одному из важнейших механизмов старения - снижению с возрастом клеточного самообновления у многоклеточных, в том числе у млекопитающих и у человека.

Первые ориентировочные исследования в эксперименте трансфер-фактора (ТФ) показали восстановление резко сниженного у старых мышей потенциала клеточного роста. Были показаны также иные интересные данные о протективной действии ТФ на иммунную систему старых животных.

Представляется поэтому перспективным подробное исследование влияние ТФ на общие процессы старения в эксперименте и на процессы репаративной регенерации (особенно у пожилых) в эксперименте и клинике. Представляется возможным резкое расширение показаний к использованию ТФ в клинике, вплоть до универсального применения ТФ у всего населения как уникального средства «анти-возрастной терапии».

I. ГЕРОПРОФИЛАКТИЧЕСКИЙ ЭФФЕКТ «ТРАНСФЕР-ФАКТОРА».

ВВЕДЕНИЕ

Из большой группы средств, обладающих геропрофилактическим, реювенилизирующим и биоактивирующим эффектом, одними из наиболее эффективных оказываются иммуномодуляторы [1,6,12], что связывают с закономерно развивающимся возрастным иммунодефицитом.

Однако, кроме классических представлений о стимуляции собственно иммунитета иммуномодуляторами, обладающими геропрофилактическим эффектом, отечественными учеными разработаны представления о лимфоцитах как регуляторах роста и пролиферации собственно соматических клеток [2, 4-6].

Известно, что центральный механизм старения самообновляющихся путем клеточного деления тканей связан со снижением клеточного самообновления (снижением потенциала клеточного роста): снижением скорости физиологической регенерации. Возможность влияния на старение тканей посредством влияния на процесс клеточного роста связана с хорошо разработанной отечественными учеными теорией регуляции процессов роста соматических тканей лимфоцитами, впервые наблюдаемой на моделях травматической регенерации ряда органов [2].

Нами развивается иммунная теория старения, связанная с наличием субпопуляций Т-лимфоцитов, специфически влияющих на клеточное деление соматических клеток, и с истощением этой функции с возрастом, что носит, по нашему мнению, регуляторный характер [4-6]. Это делает возможным использование различных иммунотропных средств для восстановления потенциала клеточного роста тканей и восстановления их высокого уровня самообновления, резко уменьшающегося с возрастом (для омоложения тканей).

Перспективным представляется использование новой биодобавки, получаемой из молозива – Трансфер-фактора («ТФ»), который показал выраженные иммуномодулирующие свойства при различных патологиях [3, 7, 8, 10, 11, 15], и который также рекомендуется как профилактическое средство у здоровых лиц [11, 13, 14, 15].

Нами ранее показана возможность восстановления потенциала клеточного роста у старых мышей применением ТФ в тесте фармакологически индуцированной гиперплазии тканей [4-6]. Так как ТФ получают из молозива (молоко на первых неделях жизни), то ТФ естественным образом входит в группу реювенизирующих (омолаживающих) препаратов – группа средств, с древних времен получаемая из молодых растительных и животных тканей, из проростков зерна и т.п.

Целью настоящей работы было изучение комплексных эффектов ТФ на старение в эксперименте у старых мышей.



МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В эксперименте использовали мышей Balb/c, самок в возрасте 8 месяцев (40 мышей разделенных поровну на контрольную и опытную группы), питомника «Столбовая». Группе опытных старых животных в течение 3-х месяцев вводили ТФ (производства компании «4 Life Research Co.»), в физиологическом растворе, один раз в день, в дозе соответствующей используемой у человека в расчете на 1 кг веса (1 капсула 200 мг на 50 кг веса).

Для комплексной оценки старения животных использовали панель тестов, которые в предварительных экспериментах показали значительные различия для молодых и старых животных, и, в то же время, малые индивидуальные отклонения. Такие часто применяемые показатели [1, 16], как подвижность по числу пересеченных квадратов, число стоек (ориентировочный рефлекс), потребление кислорода, сорбция красителя тканью печени, гемолиз эритроцитов, каталаза и пероксидаза крови, окисленный глутатион оказались мало пригодными ввиду значительных межиндивидуальных разбросов относительно незначительных изменений с возрастом.

Параллельно для групп контрольных и опытных мышей исследовали следующие показатели.



Общие физиологические показатели: общий вид по 6 показателям в баллах: блеск, цвет и лоск шерсти, наличие старческого горба и блеск глаз – по 4-бальной шкале (4 балла – норма у молодых), рост (с точностью 1 мм), вес тела (с точность 0,1 г).

Физическая сила: время в сек. висения на струне, натянутой на высоте 80 см и максимальная сила натяжения динамометра (точность 0,1 г).

Общая реактивность: уровень потребления кислорода оказался весьма лабильным индивидуальным показателем, связанным с подвижностью животных; в то же время, температура тела отражает интенсивность общего обмена, и с возрастом у мышей она снижается на 1,5-2оС и более. Температуру тела оценивали в прямой кишке медицинской термопарой, на глубине 1 см глубиной (точность 0,1оС).

Морфологические показатели: вес внутренних органов (абсолютный и относительный к массе тела) исследовался для оценки возрастной атрофии тканей. 

Состояние антиоксидантной системы: состояние антиоксидантной системы (АОС), отражает процессы повреждения тканей и составляет сущность свободнорадикальной теории старения; оценивалось общее содержание продуктов свободнорадикального повреждения – ТБК-активных веществ, реагирующих с тиобарбитуровой кислотой, выражая результат в единицах оптической плотности. Для этого 0,1 мл отмытых центрифугированием эритроцитов лизировали добавлением 1 мл дистиллированной воды, прибавляли 0,5 мл 17% трихлоруксусной кислоты для осаждения белка и кипятили 10 мин в кипящей бане; затем 10 мин центрифугировали при 3000 оборотов/мин и замеряли оптическую плотность при 540 нм на спектрофотометре СФ-46.

Состояние иммунной системы: исследовали относительный вес органов иммунитета (тимуса и селезенки), количество активных – бластных клеток в селезенке, не осаждающихся при центрифугировании в градиенте плотности фиколла 1,065; а также количество циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) сыворотки крови методом осаждения полиэтиленгликолем (ПЭГ-6000) с нефелометрической регистрацией степени помутнения на спектрофотометре, выражая результаты в у.е. равных оптической плотности. Для определения ЦИК к 0,05 мл сыворотки крови мышей добавляли 0,1 мл 0,1 М боратный буфер с рН 8,4. и 1 мл ПЭГ, через 1 час при 20°C замеряли оптическую плотность при 450 нм. 

Потенциал клеточного роста: оценивали на примере реакции Селье – фармакологически индуцированной гиперплазии слюнных желез; реакция резко снижается с возрастом и зависит от определенных популяций Т-лимфоцитов, регулирующих клеточный рост соматических клеток [4-6]. 
Результаты подвергали статистической обработке с вычислением: среднего (М), среднеквадратичного отклонения (m), максимального и минимального абсолютных значений, коэффициента Стьюдента для сравнения значений у молодых и старых животных и достоверности ( р ).

 


 

 №   


Тест

 


Контроль 

Опыт 

% к Контролю

p<
(Конт-роль-опыт)

M

m

M

m

%

d%

 

   1

 Рост (мм)

9,0

2,7

9,0

0,3

99,4

4,0

-

   2

 Вес (гр)

31,8

7,6

24,9

0,8

78,1

3,7

-

   3

 Динамометрия (гр)

97,5

14,4

144,7

12,3

148,4

2,8

0,05

   4

 Висение на струне (сек)

232

81

387

100

166,3

29,3

0,05

   5

 toC

38,0

0,3

38,3

0,3

100,9

0,2

-

   6

 Гиперплазия на
 изопротеренол(%)

103,6

3,9

146,8

3,0

141,7

0,7

0,001

   7

 Бласты селезенки (млн)

2,6

0,4

5,6

0,4

215,4

2,4

0,001

   8

 ОВИМ

3,29

0,29

4,2

0,2

126,6

1,8

0,05

   9

 Тимус (мг)

15

2,6

38,3

5,1

255,3

3,6

0,001

 10

 Селезенка (мг)

94,8

5,7

139,5

3,4

147,2

1,0

0,001

 11

 Почки (мг/гр)

7,1

1,0

11,7

0,9

165,5

2,5

0,01

 12

 Печень (мг/гр)

39,7

0,6

52,3

3,2

131,6

1,0

0,05

 13

 Сердце (мг/гр)

3,6

0,3

5,0

0,1

139,9

1,4

0,01

 14

 ТБК (OD)

0,045

0,002

0,036

0,003

80,0

1,7

0,05

 15

 ЦИК(ОD)

0,338

0,010

0,290

0,015

85,9

1,0

0,05

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ
Результаты исследования сведены в таблицу 1. 

Оценка общего вида животных по блеску, цвету и лоску шерсти, наличию старческого горба и блеску глаз в баллах не была информативная, так как старые животные выглядели не намного хуже молодых 3-х - 4-х месячных. Мы наблюдали резкие изменения внешнего вида лишь в гораздо более поздних возрастах и при кормлении животных преимущественно гранулированным кормом, добавки же, как в нашем случае, овощей, молока, круп и не ограниченное питание предотвращали резкие внешние изменения у мышей в наших наблюдениях.

Рост грызунов продолжается в течение всей жизни, однако, со временем он резко замедляется; не было отмечено различий в средних показателях роста в контроле и опыте.

Вес опытных мышей статистически не отличался от контроля, однако, в наших условиях, когда животные получали неограниченное и разнообразное питание, в контроле они четко разделялись на 2 группе – с массой тела 24-27 гр. и 33-40 гр., с явными признаками ожирения во втором случае. В то же время, в группе опытных животных масса тела мышей не выходила за пределы 24-27 гр. (рис.4а и 4б). 


Таким образом, ТФ явно влиял на жировой обмен животных, предотвращая возрастное ожирение. Отмечалось также снижение потребления опытными животными корма – влияние ТФ на алиментарное ожирение.

В группе с введением ТФ не было отмечено признаков выраженного ожирения животных – все животные имели примерно одинаковую массу тела. 


Типичное различие внешнего вида животных при введении ТФ и без него, а также сравнение с молодым животным, показано на фото 1. Видно, что введение ТФ предотвращает ожирение старой мыши.

Таким образом, ТФ предотвращал развитие возрастного ожирения у мышей.

Известно, что с возрастом происходят значительные изменения обмена, а также развивается дистрофия паренхиматозных тканей, которые замещаются на соединительную ткань (возрастная дистрофия и склероз тканей) и на жировую ткань (возрастное ожирение).

Известно, что центральный механизм старения самообновляющихся тканей связан со снижением клеточного самообновления (снижением потенциала клеточного роста). Возможность влияния на старение тканей посредством влияния на процесс клеточного роста связана с хорошо разработанной отечественными учеными теорией регуляции процессов роста соматических тканей лимфоцитами, впервые наблюдаемой на моделях травматической регенерации ряда органов.



антистарение и трансфер фактор

Фото 1.
Эффект Трансфер Фактора (ТФ) на развитие возрастного ожирения у мышей
Внизу – молодая мышь, Вверху – старая мышь, Посредине – старая мышь которой вводили ТФ.

 


трансфер фактор

трансфер фактор

Рисунок 4а и 4б.
Разброс веса старых мышей в контроле (4а) и при введении ТФ (4б). 
По вертикали – вес мышей в г. По горизонтали - № мыши

Обмен веществ, оцениваемый по температуре тела, показывал в среднем более высокие значения, но индивидуальные вариации были высоки, видимо, ввиду того, что местная температура у самок может значительно зависеть от эстрального цикла и для данного возраста неравномерного вхождения в (пре)климактерический период.

Сила опытных животных, оцениваемая по динамометрии и времени висения на струне, статистически значимо возрастала, что сопровождалось и достоверным увеличением индекса икроножной мышцы (ОВИМ) – широко применяемым в экспериментальной геронтологии тестом.

У опытных животных также значимо увеличивалась относительная масса внутренних органов, особенно иммунокомпетентных – тимуса и селезенки. Количество активных клеток селезенки, оцениваемых по центрифугированию в градиенте плотности фиколла с пониженной плотностью, также значимо увеличивалось. Количество иммунных комплексов, с другой стороны, значимо снижалось. Известно, что с возрастом уровень иммунных комплексов у мышей значимо повышается, что отражает развитие аутоиммунных процессов.

У старых животных, как известно, развивается естественный иммунодефицит, хорошо наблюдаемый как резкое снижение относительной массы иммунотропных органов – тимуса и селезенки. Одновременно с возрастом резко снижаются процессы клеточного деления самообновляющихся тканей, а также объем и скорость гиперпластических реакций при различных воздействиях. Удобно для оценки степени ростового потенциала ткани использовать известный феномен Селье – фармакологически индуцированную реакцию гиперплазии ткани слюнных желез, демонстрируемую всеми грызунами. С возрастом эта реакция резко снижается, известно также, что это является результатом снижения активности лимфоидных клеток – регуляторов процессов роста соматических тканей: в ходе гиперпластических и регенеративных реакций самого разного типа происходит активирование регулирующих этот процесс лимфоидных клеток - видимо, известных как лимфоциты, реагирующие в сингенной смешанной культуре лимфоцитов [4-6]. Так как типичным для активации лимфоцитов-регуляторов клеточного роста соматических тканей является их бластная активация, то их можно выделить в градиенте фиколла с пониженной плотностью [4-6].

Было показано, что введение изопротеренола приводит к гиперплазии слюнных желез молодых мышей (повышение массы в 1,56-1,72 раза), тогда как все старые животные показали уменьшение реакции - снижение массы желез ниже интактных!

Введение ТФ восстанавливало потенциал клеточного роста у старых мышей для всех животных – введение изопротеренола увеличило массу слюнных желез для старых животных в 1,4-1,6 раз, приближая степень гиперпластической реакции к таковой у молодых. Реакция старых мышей на изопротеренол при введении ТФ представлена на рис. 5.



трансфер фактор
Рисунок 5.
Реакция старых мышей на изопротеренол при введении ТФ. (по оси ординат - гиперпластическая реакция ткани слюнных желез).

1 – контроль


2 – контроль + изопротеренол
3 – введение ТФ
4 – введение ТФ + изопротеренол
Стрелкой показано восстановление реакции у старых мышей при введении ТФ.

Одновременно резко (в 2-3,5 раза) увеличивалось количество активированных клеток селезенки, имеющих более низкую плотность при центрифугировании в градиенте плотности фиколла.

Также отмечалось снижение стрессовой реакции тимуса на введение адренергического агента – изопротеренола. Типичная реакция на стресс – резкое и быстрое уменьшение массы тимуса, что можно наблюдать в группе животных без введения ТФ; однако, для опытной группы животных, получавших ТФ, не отмечалось значимого снижения массы тимуса на стрессорный агент!

Наконец, в группе животных с ТФ снижалось количество ТБК-активных веществ крови, что указывает на благоприятное действие ТФ на процессы накопления в тканях продуктов перекисного окисления тканей с возрастом, что в соответствии со свободно-радикальной теорией старения считается одним из главных механизмов старения у млекопитающих [1,9].



ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, TФ оказывал не только положительное действие на иммунные показатели старых животных, но и проявлял комплексное геропрофилактическое действие у мышей при длительном введении, влияя на: физическое состояние, силу животных, обмен веществ, свободно-радикальные механизмы старения. ТФ также восстанавливал клеточный потенциал роста тканей старых животных до уровней, близких к молодому возрасту. Обнаруженные эффекты ТФ открывают возможности нового перспективного влияния в «Медицине Антистарения».



ТФ, видимо, может также быть использован для активации клеточного роста при различных патологических процессах с целью заживления тканей, ран и т.д. Дополнительным интересным и перспективным является наблюдаемый эффект анти-стрессорного действия ТФ на иммунную систему и протективное действие ТФ на возрастное и алиментарное ожирение.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Анисимов В.Н. Молекулярные и физиологические механизмы старения. СПб.: Наука . - 2003.- 468с.
2. Бабаева А.Г. Прошлое, настоящее и будущее проблемы лимфоидной регуляции нелимфоидных клеток //Бюлл. экспер. биологии и мед. - 1995. - № 9. - С. 230–234.
3. Дадали В.А., Рак А.В., Столпник Е.С., Келвин В. МакКосланд, Оганова Э.А. Применение Трансфер Фактора в лечении больных остеомиелитом // Вестник Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И.И. Мечникова".– № 3–4. - 2002.
4. Донцов В.И. Регуляция лимфоцитами клеточной пролиферации - альтернатива теории “противоопухолевого надзора?”. // Иммунология. - 1989. - N. 5. - С. 94-96.
5. Донцов В.И. Иммунобиология постнатального развития. М.: Наука. - 1990. - 152 c. 
6. Донцов В.И., Крутько В.Н. Подколзин А.А. Фундаментальные механизмы геропрофилактики. М.: Биоинформсервис. - 2002. - 464 c.
7. Иммунореабилитация при инфекционно-воспалительных и соматических заболеваниях с использованием трансфер факторов. Методическое письмо МЗ РФ. - 2004. 
8. Карбышева Н.В., Карбышев И.А., Татаринцев П.Б., К. МакКосланд, Оганова Э.А. Трансфер-Факторы в лечении больных вирусными гепатитами. // Сибирский Журнал Гастроэнтерология и гепатология. – 2003.– №16. – С.147-149.
9. Кольтовер В.К. Свободнеорадикальная теория старения: исторический очерк // Успехи геронтологии.- 2000.-Вып.4.-С.33-40.
10. Лыкова С.Г., Немчанинова О.Б., Черникова Е.В., Гичев Ю. П. Опыт применения «Трансфер Фактора» в дерматовенерологии. // Сибирский журнал дерматологии и венерологии. – 2002. - №3. – С.34-35.
11. Оганова Э.А., Келвин В. МакКосланд. Трансфер Факторы – природные иммунокорректоры. // В сб. науч.-практ конф. с международным участием: Иммунореабилитация при инфекционно-воспалительных заболеваниях. – Барнаул. - 29 ноября 2003. –С. 22-26.
12. Семенков В.Ф., Карандашов В.И., Ковальчук Л.В. Иммуногеронтология. М.:Медицина. - 2005. -206 с.
13. Суханов Б.П. Трансфер Факторы, как элемент питания человека. //В сб. науч. –практ. конф. с международным участием: Иммунореабилитация при инфекционно-воспалительных заболеваниях. – г. Барнаул . - 29 ноября 2003. – С. 27-28.
14. Хеннен У.Дж. Трансфер фактор Плюс: идеальная комбинация биологически активных веществ для оптимального иммунитета (под ред. Ю
. П. Гичева и Э.А. Огановой). – Новосибирск. – 2001. – 73 с.
15. Lawrence H. S., Borkowsky W. «Transfer Factor current, status and future prospects» - Biotherapy. –1996. – Vol.9. – P.1-3.
16. Warner, H. R., Ingram, D., Miller, R. A., Nadon, N. L., and Richardson, A.G.
Program for testing biological interventions to promote healthy aging.
//Mech.
Ageing Dev. - 2000. - Vol.115. - P.199-208.

II. ВЛИЯНИЕ ТРАНСФЕР ФАКТОРА НА ПОКАЗАТЕЛИ БИОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗРАСТА МУЖЧИН

ВВЕДЕНИЕ.

Долгое время считалось, что на здоровье населения в первую очередь образ жизни (50-53%), затем биология (генетика) человека (18-25%), а уж потом окружающая среда (18-20%) и здравоохранение (7-12%) [2, 5, 7, 16, 20]. Во второй половине 1990-х годов появились и другие оценки, согласно которым возрастает роль качества среды обитания и формировании индивидуального и популяционного здоровья людей. По мнению В.В.Худолея и И.В.Мизгарева, здоровье россиян на 20-40% зависит от качества среды, а в случае сохранения существующих тенденций загрязнения окружающей среды через 30-40 лет это соотношение возрастет до 50-70% [32].

При этом показатели здоровья и продолжительности жизни как интегральные характеристики отражают влияние всех перечисленных факторов. По динамике изменения этих показателей можно судить об эффективности принимаемых решений, а также о перспективах развития общества. Отсюда становится понятной значимость системы слежения за здоровьем человека с одновременным поиском решений, способных снизить негативные влияния со стороны окружающей среды.

Важным условием эффективности мониторинга является подбор информационных массивов с учетом их адекватности и достоверности.


Принимая во внимание различную подверженность отдельных контингентов влиянию негативных факторов окружающей среды, следует тщательно формировать изучаемые группы населения с учетом их возрастного статуса.

В последние 15 лет в России наблюдается ухудшение практически всех демографических показателей. Специалисты говорят о депопуляции, то есть практически о вымирании населения нашей страны. Причинами преждевременного старения и даже смерти могут являться патологии в тех или иных органах и системах, появляющиеся под влиянием негативных антропогенных факторов окружающей среды.

Однако действие антропогенных факторов, как правило, не является непосредственной причиной тех или иных заболеваний; оно может снижать сопротивляемость организма и проявляться ранними расстройствами различных систем, приводя в дальнейшем к патологическим проявлениям.

Усиление неблагоприятного воздействия условий жизни и отрицательных факторов окружающей среды оказывается огромное влияние на иммунологическую реактивность людей. Многие исследователи отмечают, что у жителей крупных городов наблюдается высокая степень распространения экологически зависимых вторичных иммунодефицитов [12]. Не компенсируемые изменения в иммунной системе приводят к истощению резервных возможностей, развитию патологий, нарушению процессов регенерации и к связанным с ними процессам старения.

Отсюда становится понятной актуальность поиска средств и методов, направленных на нормализацию работоспособности иммунной системы. Данная работа посвящена изучению влияния нового, перспективного иммуномодулятора (трансфер фактора) на показатели биологического возраста человека.
С этой целью были поставлены следующие задачи:
- оценить степень функционального напряжения систем организма испытуемых;
- выявить эффективность влияния трансфер фактора, как на отдельные биомаркеры старения организма, так и на показатели биологического возраста в целом;
- определить влияние трансфер фактора на показатели активности функциональных систем организма человека.

Компьютерная система «Диагностика старения: Биовозраст», разработанная Национальным Геронтологическим Центром (Москва), и программно-аппаратный комплекс «Диакомс», позволяют реализовать принцип динамического контроля за эффективностью влияния трансфер фактора на состояние здоровья организма человека. Это создает предпосылки для разработки рекомендаций по его использованию у людей со сниженными функциональными возможностями иммунной системы. В этом и заключается практическая значимость настоящей работы.

Новизна проведенного исследования определяется тем, что впервые было предложено использование трансфер фактора, как мощного, естественного иммуномодулятора в профилактике преждевременного старения организма человека.

I. Обзор литературы.

  1   2   3   4


База даних захищена авторським правом ©mediku.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка