К вопросу об оценке эффективности косметологического лечения




Скачати 161.24 Kb.
Дата конвертації18.04.2016
Розмір161.24 Kb.
УДК 616.5-085.26-036.8:613.495

К ВОПРОСУ ОБ ОЦЕНКЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОСМЕТОЛОГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ

Беловол А.Н., Ткаченко С.Г.

Харьковский национальный медицинский университет,

кафедра дерматологии, венерологии и медицинской косметологии

г. Харьков, Украина


Резюме. Статья представляет собой обзор современной научно-медицинской литературы по вопросам изучения и практического применения инструментов оценки эффективности процедур и методов в медицинской косметологической практике. Изучение этого вопроса показало, что современная косметологическая практика располагает как неспецифическими, так и специфическими для различных косметических недостатков и различных косметических вмешательств оценочными инструментами. Будущие исследования должны сосредоточиться на развитии и стандартизации практических, действенных и надежных инструментов оценки результатов лечения в медицинской косметологической практике.

Ключевые слова: медицинская косметология, методы оценки, oценка эффективности, пластическая хирургия.
Введение. В последнее время количество косметических манипуляций стремительно растет как в мире, так и в каждой отдельно взятой стране. По данным американского общества эстетической пластической хирургии за десятилетний период с 1997 по 2007 годы общее количество проводимых процедур увеличилось в среднем на 457 %. При этом количество хирургических вмешательств с эстетической целью за это время выросло на 114 % , а нехирургических - на 754 %  2 .

Актуальность. Несмотря на стремительное развитие медицинской косметологии, доступна лишь немногочисленная информация о влиянии косметических процедур на качество жизни пациента. Врачи традиционно фокусируются на минимизации осложнений и побочных эффектов и оптимизации результата. Однако, нет данных о стандартизированном методе определения степени удовлетворенности пациента и успешности косметической процедуры. Вдобавок, лимитировано количество данных о влиянии косметических процедур на самооценку пациента, его уверенность, взаимодействие с окружающими, общественное признание. Качество жизни в косметологии представляет важный долговременный результат для пациента, получившего косметическую процедуру. Измерение качества жизни влечет за собой многоаспектную оценку состояния пациента в физической, социальной, психологической и эмоциональной областях [ 3 ]. Этот вид оценки является перспективным для повышения эффективности работы системы косметологической службы, позитивного влияния не только на социальное и психическое, но и на общее здоровье пациента. Таким образом, следует, что измерение результатов эстетических процедур, особенно с точки зрения физического, ментального, эмоционального и социального благополучия логично и адекватно.

Целью работы был поиск и изучение практической ценности инструментов оценивания эффективности косметологических процедур и методов

Материалы и методы. Данное исследование представляет собой анализ современной научно-практической медицинской литературы по вопросам разработки, валидации и практического применения систем оценки эффективности лечения в косметологической практике. Использовали следующие электронные ресурсы: The National library of medicine (USA): http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed, Institute for Clinical Systems Improvement (ICSI): http://www.sciencedirect.com, National Institute for Health and Clinical Excellence (UK): http://www.nice.org.uk, American Society for Aesthetic Plastic Surgery, Cosmetic Surgery http://www.surgery.org, Medscape: http://www.eguidelines.co.uk. Поиск отдельных данных в интернете производился с помощью поисковых систем www.google.com и www.google.com.ua.

Результаты и их обсуждение. Согласно предварительного анализа литературы, обнаружено упоминание в научно-медицинских источниках 22 инструментов оценки эффективности косметологических процедур и методов.

Начиная с 2000 года в научно-медицинской литературе появились исследования надежности и клинической ценности специфических оценочных инструментов пациентов в пластической хирургии. Целью одного из них была проверка 4 ранее опубликованных инструментов (Facelift Outcomes Evaluation, the Rhinoplasty Outcomes Evaluation, the Blepharoplasty Outcomes Evaluation, Skin Rejuvenation Outcomes Evaluation) с точки зрения их надежности и валидности в оценке связанных с пациентом результатов хирургического вмешательства  1 . Перспективное пилотное мультицентрическое исследование включало 78 пациентов в 3 частных центрах косметической хирургии, которым были проведены около 100 пластических операций по устранению морщин лица, ринопластики, блефаропластики, омоложения. Пациенты оценивались в 2 дооперационных и 1 послеоперационный визиты, и инструменты были проанализированы относительно их тест/ретест надежности, внутренней согласованности, чувствительности к изменениям. У всех 4-х инструментов обнаружена превосходная надежность, согласованность и высокие показатели валидности, чувствительность к изменениям была статистически значима для каждого проверенного инструмента (P ≤0,001). Пациенты отметили значительное улучшение качества жизни и полную удовлетворенность результатом, эти показатели увеличивались в среднем от 37 % до 84 % после лечения. Таким образом, результаты исследования показали, что вышеупомянутые системы оценивания надежны и могут использоваться для точной оценки удовлетворенности пациентов в исследованиях эффективности омолаживающих косметических операций на лице, ринопластики, пластических операций на веках.

Информацию о влиянии косметических операций на разные аспекты жизни пациентов можно почерпнуть и из более старых источников. Используя оценочную шкалу 36-item Short-Form Health Survey в исследовании оценки качества жизни 110 пациентов, подвергавшихся редукции груди, было показано, что у 95% пациентов физическое и психологическое здоровье значительно улучшились вследствие хирургического лечения  11 . Особенно значительное улучшение зарегистрировано между постоперационными и предоперационными оценками физической деятельности (P<0,0001), социальной функции (P<0,001), ментального здоровья (P<0,001) и общего здоровья (P<0,001).

Другое перспективное корреляционное исследование 105 пациентов косметической хирургии оценивало влияние на пациента по 4 опросникам: Health Measurement Questionnaire; Personal Resources; Center for Epidemiologic Studies Depression Scale; Ways of Coping Scale  10 . Исследователи отметили существенное улучшение качества жизни пациентов по сравнению с исходным состоянием через 6 месяцев после хирургического вмешательства (P≤0,0001), особенно выраженное для основной шкалы депрессий. Также отмечены положительные изменения в общественной жизни пациентов, сексуальной сфере, деятельности в свободное от работы время и дружбе.

Недавнее исследование, сосредоточенное на удовлетворенности пациентов после пластических операций обнаружило, улучшение в нескольких аспектах, включая общее здоровье (P=0,02), удовлетворенность внешностью (P=0,002), исчезновение беспокойства (P <0,01), освобождение от боли (P=0,01), и отсутствие необходимости в помощи или заботе для выполнения обычных задач (P=0,04)  9 . Эти наблюдения были сделаны с использованием Questions on Life Satisfaction questionnaire (FLZM) ̶ стандартизированного теста самооценки удовлетворенности и качества жизни.

Недавнее 3-х летнее перспективное исследование оценивало послеоперационное качество жизни (QOL- quality of life) у пациентов после лицевой пластической хирургии с целью установить определяющие факторы изменений  5 . Мерой оценивания была шкала 59-item Derriford Appearance Scale (DAS59) ̶ достоверный и надежный инструмент, оценивающий психологические нарушения, связанные с самооценкой фациальной внешности. Были установлены три подгруппы пациентов: группа 1 ̶ показатели DAS59 для всех пациентов; группа 2 ̶ согласно пола; и группа 3 ̶ согласно основной операции. Обследование проводили пациентам при заключительном дооперационном посещении клиники и через 3 месяца после операции. В исследовании приняли участие 93 пациента (82 женщины (88 %) и 11 мужчин (12 %)). Наиболее распространенными процедурами были ринопластика (49 %) и операции по омоложению лица (51 %). Значительные различия в периоперационном качестве жизни были отмечены по всем показателям у всех пациентов DAS59 в 1 группе и у всех женщин во 2 группе. Пациенты мужского пола во второй группе отметили улучшение общей самооценки фациальной внешности DAS59. Ринопластика и операции по омоложению лица улучшили качество жизни пациентов, но отличались относительно областей DAS59. Исследование показало, что у мужчин и женщин различные потребности, которые могут быть удовлетворены с помощью средств и методов пластической хирургии. Ринопластика и операции по омоложению лица влияют на различные аспекты жизни пациентов.

Наконец, результаты крупного мультицентрического исследования (N=103) усовершенствования оценок результатов пластических операций на лице показали, что лучшими кандидатами на косметическую операцию могут быть пациенты, которые испытывают недостаток в уверенности в себе, но имеют желание социального взаимодействия. Нехватка уверенности в себе выражается беспокойством и обычно связывается с определенным физическим качеством или ограничением, которое и является мишенью косметической операции  7 . После пластических операций показатели депрессии и подавленности значительно не изменялись, однако, социальная дезадаптация и беспокойство достоверно уменьшались после хирургического вмешательства.

Более чем десятилетний опыт практического применения вышеупомянутых оценочных инструментов выявил определенные недостатки и уже в 2009 году прозвучала их критика. Экспертами был проведен систематический обзор научно-медицинской литературы, в котором идентифицированы оценивания пациентами результатов пластических операций и нехирургических косметических процедур. Использованные инструменты анализировались по содержанию и соответствию международным руководящим принципам развития и ратификации  4 ]. Из 442 статей были идентифицированы 47 самооценок пациентом результатов, оценивающих фациальную внешность после косметической процедуры. Только девять анкетных опросов удовлетворили критериям включения и исключения. Эти инструменты были разделены на следующие категории: ринопластика (Rhinoplasty Outcomes Evaluation, Glasgow Benefit Inventory, Facial Appearance Sorting Test), омоложение кожи (Facial Lines Treatment Satisfaction Questionnaire, Skin Rejuvenation Outcomes Evaluation, Facial Lines Outcomes Questionnaire), лифтинг лица (Facelift Outcomes Evaluation), блефаропластика (Blepharoplasty Outcomes Evaluation), и общий вид (Appearance Scale 59). По заключению экспертов, ни одна из этих оценочных шкал не удовлетворяла всем руководящим принципам. Все оценки были ограничены или их развитием, их ратификацией, или их содержанием. Авторы пришли к выводу, что эффективные, надежные и чувствительные инструменты, разработанные для измерения самооценки пациентом результатов хирургического и нехирургического эстетического лечения отсутствуют. Необходима шкала самооценки , которая представляет чувственное восприятие пациентами лицевых косметических операций и удовлетворяет принятым критериям оценки здоровья. Это облегчило бы сравнение методов и определение количества положительных эффектов для хирургов, стремящихся количественно определить результаты своей деятельности.

Информация о влияниия нехирургических косметических процедур на качество жизни пациентов в настоящее время весьма ограничена. Одно исследование (N=30) использовало стандартизированный анкетный опросник (Freiburg questionnaire on aesthetic dermatology and cosmetic surgery) для оценки качества жизни в динамике обработки мимических морщин ботулотоксином  13 . Более чем 80 % пациентов сообщили, что лечение повлияло на них благотворно, и все пациенты готовы рекомендовать это лечение другим. Также, более 75 % пациентов сообщили, что чувствовали себя более комфортно после лечения, подтверждая влияние динамических лицевых линий на самооценку и самоимидж. Эмоциональное благополучие улучшалось после лечения у 30 % пациентов, указывая, что наличие мимических морщин влияет на эмоциональное здоровье некоторых пациентов.

Недавние исследования показали, что косметическое лечение ВИЧ-ассоциированной липоатрофии лица может улучшить качество жизни таких пациентов. Рандомизированное открытое исследование оценивало немедленные и отсроченные эффекты лечения введения поли-L-молочной кислоты пациентам с ВИЧ-ассоциированной липоатрофией лица (N=27)  8 . При повторном визите после лечения (минимум через 18 месяцев), улучшение внешности по визуальной аналоговой шкале было стабильным по сравнению с исходным состоянием в обеих группах – непосредственно после лечения (P <0,05) и в более поздние визиты (P <0,001). Количественная шкала клинической тревоги и депрессии продемонстрировала уменьшение показателя в динамике от исходного состояния до повторного визита в обеих группах, указывая, что пациенты были менее подавлены и менее беспокойны при повторном визите (P=0,029 для депрессии в группе отсроченных эффектов). Эти данные подтверждают положительные эффекты косметического лечения поли-L-молочной кислотой на качество жизни пациентов с ВИЧ-ассоциированной фациальной липоатрофией.

В 96-недельном открытом пилотном исследовании у 50 ВИЧ-инфицированных пациентов с тяжелой фациальной липоатрофией, получавших лечение инъекциями поли-L-молочной кислотой было выявлено существенное увеличение средней общей толщины кожи в динамике лечения по сравнению с исходным состоянием (P <0,001)  15 . Оценка качества жизни 44 пациентов по визуальным аналоговым шкалам показала, что показатель прогрессивно улучшался от исходного состояния до 48 недели. Среднее изменение качества жизни от базового было +0,3 (диапазон от -2,9 до +10,0) на 12 неделе (P=0,165); +0,8 (диапазон от -3,9 до +10,0) на 24 неделе (P=0,015), и +0,8 (диапазон от -2,9 до +10,0) на 48 неделе (P=0,021). На 72 неделе среднее изменение качества жизни по сравнению с исходным составляло +0,4 (диапазон от -3,3 до +10,0; P=0,209) и сохранялось до 96 недели (P=0,120). В целом, учитывая, что заключительная инъекция поли-L-молочной кислоты была сделана на 6 неделе, улучшение качества жизни сохранялось в течение 90 недель после окончания лечения.

Инъекции кальция гидроксапатита для увеличения объема мягких тканей у пациентов с ВИЧ-ассоциированной липоатрофией лица также изучались в клинических исследованиях. Одно пилотное открытое мультицентрическое клиническое испытание (N=100) оценило эффективность, безопасность, и удовлетворенность пациентов косметологическим лечением с применением кальция гидроксиапатита  12 . Через 12 месяцев у всех пациентов наблюдалось улучшение по шкале Global Aesthetic Improvement Scale. Кроме того, большинство пациентов сообщили, что чувствуют себя более привлекательными (97/98 пациентов, 99,0 %), об улучшении эмоционального состояния (95/98 пациентов, 96,9 %), о большей уверенности в своей внешности (97/98 пациенты, 99,0 %) с начала лечения.

В рандомизированном, открытом, моноцентровом исследовании изучались эффекты непосредственного лечения (в недели 0 и 6) и отсроченного лечения (обработка на 12 и 18 неделях) инъекциями геля полиалкиламида ВИЧ-ассоциированной липоатрофии лица у 31 пациента  6 . К 12 неделе наблюдалось существенное улучшение липоатрофии в первой группе против второй (P <0,0001). Существенное улучшение показателей умственного здоровья (P=0,02), тревоги (P=0,02), и качества жизни (P=0,01) также наблюдалось на 12 неделе в группе непосредственной обработки по сравнению с группой отсроченного лечения. К 48 неделе не было существенного отличия между группами в различных конечных точках. При этом, средний показатель тяжести липоатрофии по врачебной шкале оценки и по шкале самооценки пациентами к 48 неделе был значительно лучше по сравнению с исходным (P <0,0001 для обеих групп). Кроме того, выявлено улучшение по сравнению с исходными значениями показателей несколько модифицированного инструмента Dermatology Quality of Life Survey к 48 неделе (P<0,0001).

Рак молочной железы - наиболее распространенное злокачественное новообразование у женщин и представляет большую проблему для современного здравоохранения. Данные анкетных опросов самооценки пациенток предоставляют ценную информацию о побочных эффектах, которые пациентки могут рассматривать как негативное влияние на качество их жизни и все же не всегда признаются работниками здравоохранения. В одном из перспективных мультицентрических рандомизированных клинических исследований изучалась оценка влияния косметического ухода на QOL 27 больных раком молочной железы во время химиотерапии и радиотерапии  14 . Все пациентки должны были заполнить утвержденный анкетный опросник качества жизни, чтобы сравнить QOL двух групп (косметической и контрольной) трижды в течение адъювантной косметической терапии. Результаты показали статистически значимые различия между косметической группой и контрольной группой в двух областях QOL: настроение и собственное восприятие болезни. Это исследование подчеркивает интерес к косметическому лечению у больных раком молочной железы. Однако, для подтверждения этих результатов необходимы более широкомасштабные исследования.



Заключение. Особенность косметологической медицинской помощи состоит именно в превалировании психо-социальной проблемы над медицинской, поэтому оценка эффективности лечения является первоочередной для пациента косметологического профиля. Именно повышение самооценки, улучшение коммуникации, психическое и социальное благополучие, удовлетворенность своей внешностью являются конечной целью косметического вмешательства. К сожалению, встречаются лишь редкие данные касательно эффекта косметических процедур на самооценку пациента, его уверенность, взаимоотношения, принятие окружающими. Изучение этого вопроса показало, что современная косметологическая практика располагает как неспецифическими, так и специфическими для различных косметических недостатков и различных косметических вмешательств оценочными инструментами. Эти методы активно разрабатываются, усовершенствуются, апробируются в клинической практике и приносят определенные результаты. Необходимо больше исследований для оценки влияния различных косметических процедур на чувство собственного достоинства, уверенность, отношения, признание в обществе. Будущие исследования должны также сосредоточиться на развитии и стандартизации практических, действенных и надежных инструментов оценки результатов лечения в медицинской косметологической практике.

Литература

  1. Alsarraf R. et al., Measuring cosmetic facial plastic surgery outcomes: a pilot study // Arch Facial Plast Surg. ̶ 2001.̶ Jul-Sep. №3. ̶ Р.198-201

  2. American Society for Aesthetic Plastic Surgery, Cosmetic Surgery National Data Bank Statistics for 1997 to 2007. http://www.surgery.org

  3. Bowling A. Measuring disease. A review of quality of life measurement scales. Milton Keynes: Open University, 1995.

  4. Kosowski TR et al., A systematic review of patient-reported outcome measures after facial cosmetic surgery and/or nonsurgical facial rejuvenation // Plast Reconstr Surg. ̶ 2009. ̶ Vol.123, № 6. ̶ Р.1819-27.

  5. Litner JA, Rotenberg BW, Dennis M, Adamson PA. Impact of cosmetic facial surgery on satisfaction with appearance and quality of life //Arch Facial Plast Surg. ̶ 2008.̶ Vol.10, №2. ̶ Р. 79-83.

  6. Loutfy MR. et al., Immediate versus delayed polyalkylimide gel injections to correct facial lipoatrophy in HIV-positive patients //AIDS.̶ 2007. ̶ №21. ̶ Р. 1147-1155.

  7. Meningaud JP et al.. Depression, anxiety and quality of life: outcome 9 months after facial cosmetic surgery // J Craniomaxillofac Surg. ̶ 2003. ̶ № 31. ̶ Р.46-50.

  8. Moyle GJ, Brown S, Lysakova L, Barton SE, Long-term safety and efficacy of poly-L-lactic acid in the treatment of HIV-related facial lipoatrophy // HIV Med. ̶ 2006. ̶ № 7. ̶ Р. 181-185

  9. Papadopulos NA. et al., Quality of life following aesthetic plastic surgery: a prospective study // J Plast Reconstr Aesthet Surg. ̶ 2007. ̶ doi:10.1016/j.bjps.2007.01.071.

  10. Rankin M. et al., Quality-of-life outcomes after cosmetic surgery // Plast Reconstr Surg. ̶ 1998. ̶ № 102. ̶ Р. 2139-2145.

  11. Shakespeare V, Cole RP, Measuring patient-based outcomes in a plastic surgery service: breast reduction surgical patients // Br J Plast Surg. ̶ 1997. ̶ № 50. ̶ Р. 242-248

  12. Silvers S.L.et al., Prospective, open-label, 18-month trial of calcium hydroxylapatite (Radiesse) for facial soft-tissue augmentation in patients with human immunodeficiency virus-associated lipoatrophy: one-year durability // Plast Reconstr Surg. ̶ 2006. ̶ № 118. ̶ 34-45.

  13. Sommer B. et al., Satisfaction of patients after treatment with botulinum toxin for dynamic facial lines // Dermatol Surg. ̶ 2003. ̶ № 29. ̶ Р. 456-460.

  14. Titeca G. et al., Impact of cosmetic care on quality of life in breast cancer patients during chemotherapy and radiotherapy: an initial randomized controlled study // J Eur Acad Dermatol Venereol. ̶ 2007. ̶ Vol.21, № 6. ̶ Р. 771-6.

  15. Valantin M.A. et al., Polylactic acid implants (New-Fill) to correct facial lipoatrophy in HIV-infected patients: results of the open-label study VEGA // AIDS. ̶ 2003. ̶ № 17. ̶ Р. 2471-2477


ДО ПИТАННЯ ПРО ОЦІНЮВАННЯ ЕФЕКТИВНОСТІ КОСМЕТОЛОГІЧНОГО ЛІКУВАННЯ

Біловол А.М., Ткаченко С.Г.

Харківський національний медичний університет,

кафедра дерматології, венерології та медичної косметології

м. Харків, Україна



Резюме. Стаття є оглядом сучасної науково-медичної літератури з питань вивчення та практичного використання інструментів оцінки ефективності процедур та методів в медичній косметологічній практиці. Вивчення цього питання виявило, що сучасна косметологічна практика володіє як неспецифічними, так і специфічними для різноманітних косметичних недоліків та різних косметологічних втручань оцінювальними інструментами. Майбутні дослідження повинні зосередитися на розвитку та стандартизації практичних дієвих та надійних інструментів оцінювання результатів лікування в медичній косметологічній практиці.

Ключові слова: медична косметологія, методи оцінювання, oцінювання ефективності, пластична хірургія.

ON THE ISSUE OF EVALUATION OF COSMETIC TREATMENT EFFECTIVENESS

Bilovol A.M., Tkachenko S.G.

Kharkiv national medical university

Dermatology, venereology and medical dermatology department

Kharkiv, Ukraine



Summary. The article is an overview of current scientific and medical literature on the study and practical application of the evaluative tools for effectiveness of procedures and techniques in cosmetic medical practice. The study of this problem has shown that the modern practice of cosmetology has a non-specific and specific to various cosmetic defects and various cosmetic interventions evaluating instruments . Future research should focus on the development and standardization of practical , effective and reliable tools for evaluation the results of treatment in the medical cosmetic practice.

Keywords: effectiveness evaluation, evaluation methods, medical cosmetology, plastic surgery .


База даних захищена авторським правом ©mediku.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка