Книга о педагогическом общении




Сторінка1/12
Дата конвертації14.04.2016
Розмір3.13 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
М. В.  Телегин

РОЖДЕНИЕ ДИАЛОГА

КНИГА О ПЕДАГОГИЧЕСКОМ ОБЩЕНИИ

Москва
2009


2

УДК 37.03


 ББК 88.8
      Т 31

Т 31

 Телегин  М. В. Рождение диалога: книга о педагогическом общении. — М: МГППУ, 2009. — 224 с.

ISBN 5 93536 062 4

Смысл и содержание этой книги — диалог как метод воспитания и обучения.

Чтобы почувствовать почву под ногами, — сначала обширный экскурс в историю вопроса (Сократ, А. А. Перовский, В. Ф. Одоевский, Л. Н. Толстой, А. С. Макаренко, В. А. Сухомлинский).

Беря разбег на взлётной полосе опыта предков, встаём на крыло, устремляемся в день сегодняшний. Как нам современных детей разбудить, увлечь, глаза из оловянных в живые превратить? Как создать проблемную ситуацию, порождающую диалог? Наряду с теорией — практика (более 100 специальных «стимульных текстов» для организации воспитательных диалогов).

Диалог начался. Ваши собеседники поделились своими спонтанными, житейскими понятиями, мировоззренческими представлениями. Что дальше?

Вторая часть книги — о проектировании полноценных развивающих диалогов. Детально анализируются этапы педагогического диалога. Делается акцент на описании проверенных тысячелетиями методов диалогического взаимодействия. Оживает античность, великий Сократ учит нас майевтике и агону, призывает не успокаиваться на пути к истине.

«Движение — всё, цель — ничто». Отринем этот коварный лозунг, вернём в педагогику аксиологическое измерение! Куда вести, к каким ценностям звать? Как передать детям заветы предков, познакомить с высокими гуманистическими образцами русско-российской и мировой культуры? Для иллюстрации теоретических построений — три проекта: диалог о подростковом возрасте, о труде и о справедливости.

В завершении — об учебном диалоге. «Как просто рассказать детям о сложном». «Глубокая мысль есть далёкая ассоциация». Как в диалоге метафористично, иносказательно сообщить маленьким собеседникам некоторые элементы теоретического знания, реанимировать объяснительно-иллюстративный метод обучения.

Книга адресована педагогам, психологам, родителям.

ББК 88.8


©  Телегин  М. В., 2009




3

ОГЛАВЛЕНИЕ

Вступление: адресат, смысл, содержание

5




РАЗДЕЛ I. КАК НАЧАТЬ ДИАЛОГ?







Глава 1. О педагогическом общении. Как начать диалог.

Ретроспектива

12




Афины. Античность.
Мусические школы. Сократ

13




Россия. Первая половина XIX века.
Алексей Алексеевич Перовский (Антоний Погорельский)

17




Россия. Середина XIX века.
Владимир Фёдорович Одоевский

20




Россия. Вторая половина XIX — начало XX века.
Лев Николаевич Толстой

24




СССР. 20—30-е годы XX века.
Антон Семёнович Макаренко

36




СССР. 50—60-е годы XX века.
Василий Александрович Сухомлинский

49




Глава 2. Проектирование стимульных (проблемных) текстов для организации развивающих, воспитательных бесед.
Теоретические и практические аспекты


63




Определимся с терминами

63




Практические рекомендации

70




Глава 3. Примеры стимульных текстов.
Философско-мировоззренческие новеллы для размышлений и бесед


83




Детям старшего дошкольного возраста

83




Детям младшего школьного возраста

92




Подросткам

102




Юношам и девушкам

112




Взрослым

122




4

РАЗДЕЛ II. КАК ВЕСТИ ДИАЛОГ?







Глава 4. О целях и методах организации воспитательных, развивающих диалогов. Методика подготовки к педагогическому диалогу

142




Цели диалога

143




Методы организации диалога

147




Методика подготовки к диалогу

155




Глава 5. Проекты воспитательных, развивающих диалогов с подростками

163




Проект диалога на тему «Подростковый возраст»

163




Проект диалога на тему «Труд»

180




Проект диалога на тему «Справедливость»

191




Глава 6. Как просто рассказать ребёнку о сложном.
Учебный диалог: хорошо забытое старое


203




Список литературы

222




5

Вступление: адресат, смысл, содержание

Адресат

Кому адресована эта книга?

Во-первых — воспитателям. Воспитателям-«любителям» — родителям. Воспитателям-профессионалам — тем, кто работает в детских садах и школах, специальных учреждениях, выполняет свою миссию по месту жительства и отдыха детей.

Во-вторых — педагогам (учителям начальных классов, учителям-предметникам).

В-третьих — психологам, социальным педагогам, чей контингент — юношество и взрослые люди.

Предвижу ваш скепсис: «нельзя объять необъятное», «если книга для всех, значит, ни для кого, поверхностна, конъюнктурна». Не спешите с выводами. Столь специфичная и весьма широкая аудитория, к которой мы собираемся обратиться, есть производное от того круга вопросов, который мы планируем обсудить. Иными словами, выбор аудитории продиктован самим смыслом и содержанием книги.



Смысл

Теперь о целевой детерминации, о смысле книги. По большому счёту, эта книга об одном — организации диалога. Ибо «ремесло» воспитателя, учителя, психолога, социального педагога и, если хотите, родителя состоит в умении наладить общение. В идеале-пределе — диалог со своими подопечными. Необходимость такого диалога вызвана отнюдь не только общефилософскими, гуманистическими размышлениями в духе М. М. Бахтина. Абстрагируемся на секунду от вещей главных: идеологических и ценностных — и сосредоточимся на прагматике, «ремесле».

Любая система эффективна лишь тогда (и это альфа и омега системного подхода), когда в ней бесперебойно функционирует прямая

6

и обратная связь, коль скоро не забиты тромбами токи, идущие от наставника к ведомому и, что не менее важно, обратно. В нашем случае прямая связь это отношение взрослого к ребёнку, человеческой культуры — к становящемуся индивидуальному сознанию. Обратная связь — канал, передающий многоаспектную, динамичную картину состояния ребёнка, позволяющий понять, как наше слово и дело отозвались в душе и сознании воспитанников.

Современная «социальная ситуация развития» (Л. С. Выготский) поражает своими поистине чудовищными контрастами. Россия — страна контрастов. «Два мира — два детства». Дети, да и взрослые сейчас настолько (в каких-то аспектах) разные, разделённые до атомарного состояния, живущие по собственным часам, в параллельных мирах, что к ним, как ни старайся, не подойдёшь с одной меркой, не обстрижёшь «одним нумером».

Из этого тривиального обстоятельства вытекает насущная необходимость овладеть методами, в кратчайшие сроки позволяющими получить обратную связь и выяснить, кто перед тобой, что за человек: каковы его морально-нравственные ориентиры, выборы, уровень интеллектуального развития, эмоциональное состояние. Без обратной связи никуда.

Тесты в этом деле, на наш взгляд, не могут заменить изустного, очного, глаза в глаза общения. Тестов стало слишком много, их научились обходить, обманывать, вербальное поведение отличается от реального (говорят одно, делают другое). В тесте человек зачастую подстраивается под «тестирующего», произносит то, что от него хотят слышать, мимикрирует, залезает в раковину, предстаёт перед психологом не таким, каков он на самом деле. Тесты — это отмычка, «фомка». Пока ими орудует психолог, хозяин, как правило, успевает спрятать всё самое дорогое, уничтожить улики. (Конечно, подобная аналогия справедлива лишь в некоторой степени.)

Диалог — в тысячу раз более тонкий инструмент. Это ключ для педагога и родителя, ключ, позволяющий открыть дверь, проникнуть в тайники души и разума ребёнка. В диалоге можно так увлечь человека, что тот незаметно для себя полемически раскроется, «проговорится», облечёт в слова сокровенные мысли и чувства и тем самым высветит самую суть своей личности.

Опасно? Опасно! Но ведь диалектику никто не отменял. Как можно помочь ребёнку, поддержать, оградить, на путь истинный наставить, если ты не знаешь, чем дитя живёт, чем дышит, за что борется, о чём печалуется, чего опасается, во что верит, на что надеется.

7

Итак, диалог есть лучшее средство узнавания подопечного, оптимальный канал обратной (от ребёнка к взрослому) связи.

Теперь о связи прямой. Можно: приказывать и наказывать; поощрять и указывать; запрещать и внушать; менторствовать и пугать; воодушевлять и вдохновлять; что правильно, что нет определять; повторениями многократными да упражнениями закреплять; звать за собой; примером увлекать... Можно и нужно применять всю палитру традиционных методов воспитания. Но! Трудно, как же трудно сейчас. Время на дворе тёмное.

Главным «предметом труда» (К. Маркс) вот уже с полвека является человеческое сознание. Технологии воздействия, манипуляции, созданные высоколобыми «яйцеголовыми» спецами, «мобилизованы и призваны» политиками, превращены в средства захвата всякого рода ресурсов, контроля и распределения материальных и духовных ценностей (или антиценностей). Под невиданный информационный удар попали мы и наши дети. Удар хладнокровный, спланированный. Удар, ломающий, корежащий традицию, «удар-скуловорот». Соблазнов, невиданных по разрушительной силе, сонм — ярки цветы зла. Пороки самые низменные, отвратительные воплощены в притягательный облик. Мерзавцы надели маски агнцев. Постмодернисты всех мастей размывают, уничтожают абсолюты и авторитеты. «Добро и зло, всё стало тенью» (А. С. Пушкин).

Вниз во сто крат легче падать, чем вверх воспарить. Поэтому мы к ребёнку с ценностями высокой культуры, а он — будто Кай в плену у Снежной королевы. Он словно Финист — Ясный сокол в темнице Картауса Рыжего Уса. Он как Садко, целлулоидная Птица Феникс его околдовала. «Спите храбрые воины, что воля, что не воля, всё одно, всё одно». Как же нам детей наших окликнуть, разбудить, да из плена вызволить?

Надо кропотливо, жертвенно, не щадя живота своего, любя, открываясь навстречу ребёнку, искать-нащупывать тонкие душевные живые струны. А как найдёшь, бережно перебрать, настроить их, чтобы запели-заиграли. Чтобы сгинул морок-сон, будто его и не было.

Хотел было «ремеслом» обойтись, да не вышло, но вернемся к ремеслу.

А что если «их салом да им же по сусалам»? Вставим дискету с нашей программой в их хитро-мудрый компьютер! В диалоге-общении, получив обратную связь, мы воспитанника узнаем.



8

А дальше мягко, ненасильственно, к его уровню приноравливаясь, с его воззрениями сообразуясь, исподволь влияем, смыслами управляем, вражеские происки нейтрализуем, убогостью эгоизма да гедонизма в глаза тычем. Учим думать, размышлять, последовательно-когерентно рассуждать, главное выделять, от ерунды абстрагироваться, обобщать да синтезировать. Реплика за репликой ведём к Пушкину, Достоевскому, Есенину, Шолохову, ценностям поколения Победы, к нашим извечным берёзовым общинным напевам, к выборам самобытной русско-российской культуры, к истинным ценностям мировой цивилизации. Выходит, что диалог (особенно сейчас) — оптимальный канал прямой воспитательной связи по вектору наставник — воспитуемый.

Мы вступили в эпоху перепроизводства информации. На ребёнка, да и на взрослого обрушивается немыслимый (нельзя мыслью охватить) информационный поток. Как волна океанская, рвёт и валит, с ног сбивает. Наступает дефолт информации. Усталость от информации, недоверие к ней. Выход каков? — слушать, да не слышать, смотреть, да не видеть, или вовсе глаза — зажмурить, уши — заткнуть. В общем, заснуть. Сколько таких молодых людей вокруг нас, спящих с широко открытыми оловянными глазами, с наушниками в ушах?

Красная нить этой книги — как разбудить, как окликнуть, как глаза из оловянных в живые превратить. Как достучаться, чтобы отворили, на порог пустили. Китайцы говорят: «Даже дорога в тысячу ли начинается с первого шага». У нас говорят: «Хорошее начало — половина дела». В этой книге мы подробнее всего будем говорить о том, как воспитательный, развивающий диалог начать.



Содержание

В первом разделе собран обширный материал (от теории до практики), объединённый общей темой: педагогическое общение — как начать диалог? Обязательно перебросим мостик в прошлое, в содержательной ретроспективе упомянем предшественников. Расскажем о создании воспитательно-мировоззренческих и учебных «проблемных ситуаций».

Подвергнем всестороннему анализу понятие «проблемный (стимульный) текст» (он-то и есть своеобразная «затравка» для диалога). Приведём необходимый минимум требований к проектированию полноценных стимульных текстов (как выбрать тему, как привнести интригу, как придать доступную и вместе с тем парадоксальную форму).

9

Теория без практики «скучна». Поэтому вслед за тяжёлой техникой теории в бой вступит «пехота» практических иллюстраций, разнообразных примеров. С 1993 г. в Психологическом институте РАО совместно с Московским городским психолого-педагогическим университетом велись учебные семинары по инновационным образовательным программам «Философия для детей» и «Воспитательный диалог». К настоящему времени обучение мастерству ведения диалогов прошли более девяти тысяч человек из 11 регионов РФ (Москва и Московская Область, Санкт-Петербург, Татарстан, Чувашия, Краснодарский край, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, республики Бурятия и Якутия и др.). Воспитатели детских садов и преподаватели вузов... Умудрённые жизненным опытом ветераны педагогического труда с огромным стажем и «зелёные» студенты-второкурсники... Далёкие от науки родители и маститые учёные: профессора, доктора наук... Столичные жители и люди из самой далёкой российской глубинки, россияне и соотечественники из ближнего и дальнего зарубежья...

Каждый участник семинара получал творческое задание — написать историю, вызывающую удивление, желание думать, рассуждать, помогающую в обыденности будней увидеть нечто инвариантное, глубокое, вечное, настоящее. Признаться, мы не ожидали такого порыва, искреннего, откровенного, щемящего, пронзительного и очень талантливого, умного отклика. В наших руках оказалось настоящее богатство. Глупо сидеть на нём, как собака на сене. Мы провели строгую селекцию, стараясь отобрать всё подлинное, оригинальное, лучшее и теперь с квинтэссенцией этого заветного архива с удовольствием познакомим вас. Читайте, обсуждайте, размышляйте, вместе с воспитанниками извлекайте самые важные уроки — уроки любви, человечности, гуманизма, непримиримости к несправедливости, злу.

Второй раздел. Диалог начать — полдела. Стимульный текст прочитан, проблемная ситуация создана, а дальше-то что делать с суждениями, высказываниями ваших собеседников, с их, как говорил Л. С. Выготский, «спонтанными», «житейскими понятиями», мировоззренческими представлениями? Мы отвечаем так: ни в коем случае не отвергать сходу, не ломать, не игнорировать, а постепенно «доращивать» до культурного уровня. Необходимо создать зону ближайшего развития для уже имеющегося у детей эмоционального и познавательного опыта. Надо «встать на ту ступень, на которой стоит ребёнок, взять ребёнка



10

за руку и повести за собой, соизмеряя свои силы с силами дитяти» (В. Ф. Одоевский).

Сказать легко, да трудно сделать. А куда «вести» детей? В чём цель развивающих диалогов? Какими методами, приёмами развивать имеющиеся у ребёнка мировоззренческие представления? Как подготовиться к развивающему диалогу? Взяв в союзники великого Сократа, попытаемся дать ответы на все эти вопросы.

Далее уже знакомое восхождение от теории к практике — методическое руководство по организации воспитательных бесед с детьми самого трудного возраста (подросткового) на самые трудные темы: «Подросток», «Труд», «Справедливость».

И, наконец, в последней главе пойдёт речь о диалоге учебном. О том, как просто рассказать детям о сложном. Как, опираясь на «спонтанные понятия», с помощью метафор, аналогии, «умных образов» передать учащимся некоторые внутренние, существенные (теоретические) связи и отношения объективной реальности.

11

РАЗДЕЛ I

КАК НАЧАТЬ ДИАЛОГ?

12

Глава 1
О педагогическом общении. Как начать диалог


Ретроспектива

Воспользуюсь известным софистическим приёмом (от греч. sophistike — умение хитро вести прения) и задам пару риторических вопросов. Вы смотрели когда-нибудь телевизионное ток-шоу? Заметили, как маги-чародеи, шоумены начинают действо? Обратите внимание, всегда (за редчайшим исключением) одно и то же по всем каналам, от разных «телеакадемиков». Короткий сюжет, рассказ «жертвы», шокирующие кадры, тенденциозно преподнесённый поворот, словом, какая-то затравка, наживка, маскирующая крючок, и — «пошла писать губерния», попалась рыбка, начались словопрения, завязались словесные баталии. Выделились антагонисты, наметились противоборствующие лагеря и союзники, а «беспристрастный и объективный» ведущий знай себе посмеивается да дровишек в огонь подбрасывает.

Что ни говори, на телевидении работают мастера своего дела, профессионалы. Шоумены знают, как аудиторию «разогреть», «завести», «разговорить». (Их бы таланты и технологии да на поиск истины, а не на манипулятивное сотворение выгодных заказчикам мифов!)

Изобретатели телевизионных ток-шоу в плане построения «теледебатов» неоригинальны (только профаны думают, что новое всегда лучше старого). Телеведущие пользуются простыми и надёжными и, вследствие этого, закрепившимися в культуре методами.

При желании корни современных передач «разговорного жанра» можно усмотреть в судебных прениях. Материалы дела (затравка), состязание защиты и обвинения. Или в парламентской практике, политических дебатах. Законопроект, судьбоносное событие,

13

политическая интрига и схватка политических конкурентов, платформ, идеологий.

Однако перейдём к педагогике. Сначала поговорим о целях и принципах организации педагогического общения. Затем сформулируем проблему предельно конкретно. Кто из великих учителей прошлого начинал педагогическое общение, воспитательную, учебную беседу таким же нехитрым образом, то есть с некоего «проблемного текста»? Приведём не претендующую на систематичность «выборку» наиболее выдающихся примеров использования «проблемных текстов», выступающих в роли стимула для начала воспитательных и учебных диалогов.

Афины. Античность. Мусические школы. Сократ

Мусические школы (от греч. musike — общее образование, духовная культура; букв. — искусство муз) — это учебные заведения для детей афинских граждан, 7—16-летних мальчиков и юношей. Исторические источники свидетельствуют — будущие герои Эллады под руководством учителей-философов изучали поэмы Гомера и басни Эзопа, трагедии Эсхила и комедии Аристофана. Скорее всего, занятия были построены так: знакомство с источником, время на осмысление, попытка самостоятельно разобраться, спор или согласование позиций, вопросы к педагогу, комментарий философа. Беседы по мотивам вполне «взрослых» произведений оставляли неизгладимый отпечаток в душах маленьких учеников.

Мудрые греки всерьёз обсуждали с детьми превратности человеческой судьбы, говорили о долге, гражданственности, любви, счастье, дружбе. Кто формирует сферу интересов, тот формирует личность. Великие греческие философы и писатели помогали педагогам ввести в сферу интересов детей темы, превращающие беззаботного юнца в мужа: защитника и строителя родного полиса, надёжную опору государства и народа, продолжателя традиции, героя.

Самым выдающимся философом и учителем афинских граждан, бесспорно, являлся великий Сократ, которого Дельфийский оракул назвал «мудрейшим из афинян». Сократ, ещё в 5 веке до нашей эры, явил миру высочайший, непревзойдённый и поныне образец ведения диалога. Помимо поиска истины сократический диалог преследовал и сугубо педагогическую, воспитательную и учебную цель: помочь собеседникам «отделить фантазии и лживость в молодых душах от



14

вещей здоровых и реальных», «узреть свет истины, отражённый их собственной душой».

Давая старт диалогу, Сократ внимательно наблюдает за потенциальным собеседником, стараясь как можно больше узнать о нём. Важно всё: возраст, место жительства, профессиональная принадлежность, темперамент, социальное положение — чем больше исходных данных, тем лучше. «Точная привязка» к жизненному ландшафту собеседника позволяет Сократу определить, каким типом ума и души обладает человек, в какой-то мере «реконструировать» иерархию ценностей, способ размышления, степень осведомлённости потенциального партнёра, взглянуть на мир его глазами, сквозь призму его познавательного и эмоционального опыта.

После «точной привязки» наступает нюансировка и дифференциация тем, уровней, способов осуществления дискуссии. В беседе с неискушённым, простым человеком Сократ думает, как от земного, повседневного, доступного обывателю, частного вознестись ввысь, к общему, вечным темам и истинам.

Нет смысла разговаривать с человеком о вещах, вовсе ему неизвестных. Не стоит начинать разговор с того, что не вызывает интереса. Значит, надо заговорить о чём-то чрезвычайно близком, знакомом собеседнику. Чтобы человек почувствовал себя докой, знатоком. Вместе с тем надо это известное в свежем, необычном ракурсе преподнести. Дабы интерес возник, а готового ответа, с ходу, не нашлось. А если бы и обнаружился какой стереотип, то немудреный, разбиваемый в пух и прах понятным и простому человеку доводом. Пожалуй, в этом абзаце содержится полное «техническое задание» к началу собственно сократического диалога.

Итак, Сократ, как кутюрье, по фигуре платье шьёт. Для каждого собеседника — своя тема, с учётом всех факторов, включая место и время. С военачальником Лахетом Сократ полемизировал о природе мужества. Со старым школьным другом Лисием о дружбе. С юным, увлечённым математикой Таэтетом — о познании.

Выбрав тему, Сократ облекал её в форму, непременно приходящуюся впору собеседнику. Форму всякий раз неожиданную — в данном случае Сократ особой щепетильностью не отличался. Мог подпустить слух и сплетню, а то и политический анекдот. В ход пускался исторический экскурс, вдохновенные строки гимна божеству. Нередки самые заурядные бытовые сценки. В дело шли пословицы, шутки, мимолётные воспоминания давно минувших дней... Повторяю, формы варьировались в широчайшем диапазоне. А вот

15

суть оставалась неизменной. Рассказ Сократа интриговал и одновременно подкупал собеседника своей простотой. Ситуация, описанная в нём, была близка, привычна и удобна, будто домашние тапочки.

Собеседник «терял бдительность», расслаблялся, но весьма скоро чувствовал в словах Сократа некий подтекст, подвох. Любая внешне непритязательная, невзначай подброшенная Сократом задача не могла быть разрешена в плане простой репродукции; у собеседника не находилось готового ответа, ему требовалось «творить», «выдумывать», «изобретать». Простая задача разрасталась на глазах изумленного собеседника, обретала неожиданно открывавшуюся глубину и вместе с тем задевала за живое, будоражила воображение своей парадоксальностью.

И ещё. Как известно, Сократ впервые поставил в повестку дня философии вопросы мировоззренческие. Сократ навсегда застолбил в философии проблемы «маленького человека». На смену онтологизму ранних греческих философов, «досократиков» (главная проблема — происхождение Вселенной) пришёл антропоцентризм Сократа: человек есть центр и высшая цель мироздания. Сократ «спустил философию с небес на землю и прописал её в жилищах простых греков» (А. Ф. Лосев, А. А. Тахо-Годи).

Но чтобы «прописать» в жилище простого грека: ремесленника, воина, землевладельца — философию, надо же ему (греку) дифирамбы пропеть о новом «постояльце». А как пропеть? Он ведь, поди, и не поймёт?

А вот как. Есть в обыденном языке (на котором изъясняются граждане с неспециализированным философским мышлением) так называемые «обобщающие слова». Эти слова, отражающие у обычных людей их наивные, алогичные, некритические представления, и выполняли роль посредников между сознанием Сократа и сознанием неискушённого, «простого» человека. Сократ в своих диалогах вместе с собеседниками глубоко анализировал обобщающие слова, выделял в их понимании и толковании существенные и несущественные стороны. Он пытался установить общее содержание (сейчас бы сказали — значение) обобщающих слов как качественную цельность, складывающуюся из анализа и синтеза всегда частных представлений отдельных участников дискуссии. В своей «Метафизике», определяя суть философии Сократа, Аристотель говорил, что Сократ, эмпирически обследуя отдельные частности мышления, переходил к определению общего (Диалоги, 1998. С. 5).



16

Известные исследователи творчества Сократа А. Ф. Лосев и А. А. Тахо-Годи не раз подчёркивали, что в своей философии Сократ лишь «теоретизировал значение обобщающих слов обыденного языка».

Столь длинное отступление (в контексте нашей темы) было сделано для того, чтобы высветить одну непреложную закономерность композиции проблемного текста. Рано или поздно проблемная история, невзначай подброшенная Сократом, приводила собеседника к необходимости обобщить и высказать собственные представления относительно какого-либо «обобщающего» слова обыденного языка. Философская проблема фиксировалась в мышлении грека через вопрос о содержании какого-либо обобщающего слова, представала как необходимость дать ему собственную дефиницию (определение).

Создавая «философский словарь», новый философский тезаурус, Сократ мобилизовал в него десятки обобщающих слов, а также словосочетаний, в которых одно из слов или оба — обобщающие. Для примера приведём только несколько: мудрость, храбрость, добродетель, благо, прекрасное, своевременность, дружба, умеренность, мера, мнение, человек, имя, элемент, порядок, становление, движение, свобода, судьба, надежда, воспитание, кара, помощь, трудолюбие, бескорыстие, кротость, миролюбие, выбор, лесть, злоба, дерзость, бесстыдство, честолюбие, товарищество, клевета, несправедливость, легкомыслие, философия, государственный муж, гражданская добродетель, воинское искусство, военный союз(Там же. С. 44).

Пока собеседник распутывал хитросплетения проблемного текста, раскрывая доступные его пониманию смыслы прямо названного или имплицитно зашифрованного Сократом «осевого», «центрального» обобщающего слова, Сократ «притворялся несведущим», «поглубже запрятывал знание предмета», «внешне казался ровней собеседнику» (А. Ф. Лосев, А. А. Тахо-Годи).

О том, как Сократ дирижировал диалогом, руководил собеседниками, помогая им преодолеть проблемную ситуацию и вместе с нею собственную косность, приземлённость, ограниченность, мы ещё расскажем вам далее, в главе 4.

В завершение этой темы констатируем: Сократу удалось создать эффективные, ставшие классическими алгоритмы организации диалога. И по сей день идеи, приёмы Сократа по вовлечению людей в общение на философско-мировоззренческие темы

17

широко используются в самых различных странах, в самых неожиданных сферах. Так, например, огромной популярностью среди деловых людей США пользуется «Сократический семинар по инновациям» в Колумбийском университете Нью-Йорка (руководитель Рональд Гросс). Непременным пунктом программы этого семинара являются лекции и практические занятия на тему: «Начало общения. Уроки Сократа». В России (Психологический институт РАО) разработаны курсы повышения квалификации педагогических кадров, где в деятельностной форме учителя осваивают собственно педагогическое наследие великого греческого философа Сократа.

А сейчас вернемся домой, в родные пенаты...

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База даних захищена авторським правом ©mediku.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка