Николай Николаевич Горькавый Астровитянка




Сторінка6/22
Дата конвертації18.04.2016
Розмір5.41 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Глава 5

Экзамен

Джерри спал таким крепким сном, что утром его разбудил только настойчивый стук Никки в дверь. Мальчик мгновенно проснулся — уже полдевятого утра!

Они с Никки быстро позавтракали в кафе, а вокруг пациенты желали им удачи или подпускали острые шпильки в адрес горе-кандидатов в Колледж, где учатся только вундеркинды из мультимиллионеров. Но все без исключения спешили занять места в холле перед большим экраном, где Главный Лунный телеканал будет вести передачу со стадиона и показывать нервные лица лидеров соревнований.

Джерри, стремительно поглощая жареный бекон с яйцом, сказал:

— Я выспался прекрасно — ты, наверное, колдунья!

— Конечно! — Но у самой Никки залегли под глазами синие круги.

— А ты-то хорошо спала?

— Неплохо, но за одну ночь не наверстаешь недосып трёх месяцев.

Джерри владело состояние взвинченной весёлости, когда на все возможные неприятности человек уже махнул рукой, и его несёт вперёд эйфория бесшабашности.

— Мне нравится твой кураж! — Никки оценивающе смотрела на него и улыбалась.

— А если мы всё-таки проиграем экзамен? — возбуждённо хохотнул Джерри.

— Ну, у нас есть ещё мой астероид, купим боевой лазер и спрячемся там! — и оба засмеялись.

Перед дверью Никки они расстались, крепко пожав друг другу руки и обменявшись не очень понятными им, но такими традиционными напутствиями:

— Ни пуха ни пера тебе, Никки!

— Иди к лунному чёрту, Джерри!
В чашу стадиона, вписанного в крутобокий кратер, вливались потоки ярко одетой публики. Гомонящие людские струи разбивались на ручейки и водовороты, растекались по склонам трибун и дробились на отдельные тела бусин, нанизываясь на нити скамеек. Солнце жарило сквозь купол, и болельщики, слетевшиеся со всех концов Солнечной системы, шумели и потели. Портативные кондиционеры и ледяные напитки шли нарасхват. В середине стадионного пространства висел гигантский куб с четырьмя стенками-экранами для трансляции изображений участников. Сейчас телекуб транслировал песенные хиты последнего сезона, причём Лунный телеканал патриотично предпочитал местные группы. По краям экранов бежали строки рекламы, она же занимала голографические щиты, установленные на поле:
«Автомобили „Луноход-3000“ — десятилетняя гарантия от песка!»

«Недвижимость Полярной Ривьеры — море воды и солнца!»

«Летние моды — сногсшибательные жидкокристаллические дизайны Бессо!»

«Вакансии на шахтах Марса — станьте миллионером за два года!»


Школьники, прибывшие на тест, уже затопили залы и аудитории Лунного колледжа, единственного Колледжа с большой буквы. Все другие лунные школы были просто «колледжи». Хотя в аудиториях сдавать было не так удобно, как дома, считалось, что здесь участникам помогают сами стены. А многие всю жизнь мечтали посмотреть на легендарную Школу Эйнштейна, поэтому в день экзамена в залах Колледжа традиционно не хватало мест на всех желающих.

Два комментатора Лунного телеканала — Джикси и Тимоти — наперебой обсуждали предстоящий экзамен. Они славились как самые знаменитые телеведущие Луны. Как обычно, один из них — Джикси — играл роль добряка-оптимиста, другой — Тимоти — роль мрачного брюзги. Впрочем, эти роли отражали реальные характеры артистов.

— Сто двенадцать тысяч участников! — захлёбывался от радости Джикси. — Рекордное число!

— Подумаешь… — бурчал Тимоти. — Каждый год Колледж обновляет рекорд по числу претендентов. Бедные лузеры!

— Выпускники Школы Эйнштейна принимаются без экзаменов в любые университеты! — надрывался Джикси. — Вы слышите, в любые!

— За деньги, которые студенты выкладывают за Колледж, — язвил Тимоти, — можно отучиться в десяти университетах.

— Девяносто одна тысяча школьников сейчас устраиваются поудобнее перед экранами фирменных мониторов на Земле, четыре тысячи — на Марсе, две тысячи рассеяны по астероидам, спутникам и космостанциям. А двенадцать тысяч приехали сегодня в Колледж на экзамен — испытать свою судьбу и талант! — вещал оптимист Джикси.

— И зачем припёрлись сидеть в шумных и душных залах, устроились бы лучше с луна-колой дома… — скрипел Тимоти.

— Ты не прав, Тимоти, статистика показывает, что процент поступивших больше среди тех, кто сдавал экзамены в самом Колледже, — утверждал Джикси.

— Ха! Статистика! Есть ложь, есть отъявленная ложь, а есть статистика! — держал марку Тимоти.

— Мне подсказывают, — спохватился Джикси, — что всего у меня получается сто девять тысяч участников. Где ещё три тысячи? Куда я их дел? А! Ну конечно — проклятый склероз! — это школьники самой Луны, которым не хватило места в Колледже. Раньше заявочки надо было присылать, любезные мои! Больше всего таких лунных школьников, поступающих в Школу Эйнштейна, сидит сейчас в Луна-Сити, Чайна-тауне, потом в Нью-Москоу и Мун-Дели. Хо-хо! Даже из Лунного госпиталя у нас сегодня два участника!

— Совсем больные, видно, — ухмыльнулся Тимоти.

— Итак, экзамен разбит на три сессии по полтора часа каждая. Порядок следования предметов определён недавним жребием — мы все наблюдали за этой торжественной процедурой с участием самого Президента Луны и обоих финалистов Вселунного конкурса красоты. Могучий Лунный Тарзан чуть не сломал барабан для жеребьёвки, а Лунная Венера в этом году побила рекорд зрительских симпатий! — заливался соловьём Джикси.

— Ближе к делу, — мрачно напомнил Тимоти.

— Да-да… согласно жребию, в первой сессии идут блоки физики, литературы и химии, во второй — математика, биология и генетика, в третьей — история, кибернетика и астрономия, — уточнил бодро Джикси. — Школа Эйнштейна всегда отличалась акцентом на естественные науки.

— В каждой сессии есть над чем сломать голову! — прокаркал Тимоти.

— Десятым экзаменом является тест на владение английским языком, и компьютер-экзаменатор сам определяет по результатам первой сессии — поставить ли абитуриенту зачёт по языку или нет.

— В прошлом году один школьник из Франции говорил на таком английском, что компьютер счёл его за русский, — хихикнул Тим.

— Единственное разрешённое справочное пособие — это заранее составленный самими абитуриентами набор математических уравнений, химических формул и геномных схем — то, что запомнить невозможно, да и не нужно. Да — и ещё точные значения различных констант. Только это — и ни одного слова больше! Но нашим сообразительным участникам больше и не нужно: нет никаких сомнений, что здесь собрались самые умные девочки и мальчики Солнечной системы! — пафосно изрёк Джикси.

— Как же, самые умные… помнится, один школьник на простейший вопрос о скорости искусственного спутника на круговой орбите искренне удивился — как я могу знать? — ведь он искусственный, с какой хочет скоростью, с такой и летит! — заржал Тимоти.

— К чему вспоминать старые анекдотические случаи?.. — с укоризной сказал Джикси. — Вот передо мной наконец появилась выборка самых известных участников нашего экзамена… О! — с восторгом воскликнул комментатор. — В этом году среди участников знаменитый Дитбит Третий — юный принц легендарной династии Дитбитов. Чистокровный, как сейчас говорят, красавец, спортсмен и вундеркинд. Очень многообещающий молодой человек.

— Самые известные участники — это те, чьи имена мелькали в прессе? Тогда самыми знаменитыми должны считаться серийные убийцы! — саркастически заметил Тимоти.

— Куда тебя занесло, Тимоти? — укорил его Джикси. — Многие участники сегодняшнего экзамена всемирно известны своими талантами: в этом году в Школу Эйнштейна поступает золотой лауреат Лунного конкурса на лучшее литературное произведение, принцесса Дзинтара Шихин-а; все три призёра последней Олимпиады самодельных роботов, а также — Хао Шон, победитель Всемирной математической олимпиады.

— Вот так сюрприз! — захихикал Тимоти, глядя в список участников. — Среди нашей выборки знаменитостей — Никки Гринвич, Младенец-Робинзон, звезда наших мартовских новостей. Интересно, неужели она научилась читать? И пользоваться клавиатурой?

— Да что ты?! — всполошился Джикси. — Не может быть! Неужели Маугли-с-астероида решила поучаствовать в экзамене в Школу Эйнштейна? Но она же ни дня не училась в школе и до сих пор находится в госпитале!

— Так она и есть участник из Лунного госпиталя! — вспомнил Тимоти. — Я же говорил — больная!

— Думаю, что она просто не осознаёт, на что замахнулась, — сокрушённо покачал головой Джикси, — но всё равно, пожелаем ей удачи, а главное — не расстраиваться, если проиграет…

— Где она взяла столько денег? Может, на том астероиде есть золотая жила? — неодобрительно хмыкнул Тимоти.

— Смотрите, смотрите, начинается! — заволновался Джикси. — На трибуну поднялся сам директор Колледжа, знаменитый профессор Милич, сорок лет руководящий Школой Эйнштейна.

— Ну наконец-то! Лично я уже вспотел на этом солнцепёке, — откомментировал в своём духе Тимоти. — Эти климатологи вечно не могут толком наладить кондиционирование стадионов — нижние ряды мёрзнут от сквозняков, а верхние — жарятся как на сковородке.

Профессор Милич с огромной седой шевелюрой дыбом, по сравнению с которой причёска Эйнштейна показалась бы скромным ёжиком, ослепительно улыбался в камеры:

— Дамы и господа! Участники экзамена и болельщики! Гости Колледжа и телезрители! Начинаем экзамен. Через минуту, когда часы Главной башни Школы Эйнштейна пробьют десять часов, на экранах появится первый блок вопросов и начнётся трансляция с мониторов. Дорогие участники! Ваш ответ на любой вопрос должен содержать номер вопроса и завершаться фразой «Ответ закончен», после чего вы немедленно узнаете ваш балл за ответ и сможете приступить к другому вопросу. Помните, что ваше изображение транслируется в приёмную комиссию, а также в мировую телесеть. Ваши баллы суммируются вверху экрана, в правом углу монитора будет показан результат лидера экзамена, в левом углу — минимальный балл верхней сотни участников. Вам нужно удержаться в этих пределах. Если после состязания ваш результат отстал от баллов сотни лидеров, вы, к огромному нашему сожалению, не прошли. Прошу вас не отчаиваться — это всего лишь экзамен, не кораблекрушение.

На трибунах раздался нервный смех взвинченных родителей.

— В прошлом году проходной балл составил 1097 очков, в этом году он, по нашим прогнозам, может слегка увеличиться. Но даже несколько сот баллов, полученные на нашем экзамене, откроют вам двери в ряд престижных школ и колледжей, так что труд, затраченный на подготовку, не пропадёт даром. Родители и болельщики должны только издали следить за участниками. Однако прошу помнить, что красный сигнал и громкий зуммер на мониторе означает, что ваша помощь нужна участнику и разрешена правилами. Обмороки — увы! — не редкость на вступительных тестах. Напряжение, знаете ли… Ну, кажется, ничего не забыл, а то стар стал, путаю правый носок с левым…

Трибуны охотно поддержали шутку директора.

— До экзамена остались считанные секунды! Всем удачи!

Раздались громкие хлопки фейерверков, и над стадионом расцвели яркие звёзды разноцветных ракет. Непродолжительный салют сменился тишиной, в которой главные часы Колледжа пробили десять раз.

Мониторы Никки и Джерри включились лишь перед выступлением директора Милича.

Слушая его речь, Никки пила сок, прогоняя сухость во рту, а Джерри пытался заставить пальцы не трястись над управляющими поверхностями компьютера.

Мониторы мигнули и показали список вопросов и жирный ноль на экранном лбу. И весь мир перестал существовать для ста двенадцати тысяч участников экзамена, подошедших к переломной точке своей биографии.

На стадионе Джикси и Тимоти бурно приветствовали первых лидеров на большом экране, стремительно заполняющемся изображениями тех, кто успел ответить хотя бы на один вопрос. Картинки всё время стремительно перемещались, тасуясь по мере вступления в игру других школьников.

— Если вас интересуют результаты конкретных людей, — пояснял зрителям и болельщикам Джикси, — то назовите их имена или экзаменационные номера, и вы увидите нужных участников на своих тивизорах или портативных экранах.

— Не знаю, — добавлял ехидно Тимоти, — можно ли экран, развёрнутый в Северном секторе чудаком в зелёном колпаке, назвать портативным — в нём пара квадратных метров.

Трибуны весело зашумели.

— Возможно, у него много знакомых участников, — добродушно улыбался Джикси.

— Нужно дружить с участниками, которых видно на большом экране лидеров, — издевался Тимоти.

— Ну-ну, Тимоти, в первые минуты на главном экране такая чехарда, что там никого не узнаешь… — утихомиривал Джикси коллегу. — Кстати, большинство участников ответило на первые вопросы физического блока, и список лидеров немного стабилизировался.

— Лидеры есть разных сортов, — хихикнул Тимоти. — Первый сорт — это два верхних лидера, и Джикси традиционно болеет за номер один, а я подбадриваю вторую лошадку. Их физиономии показывают крупнее всех, а рядом даже демонстрируют их ответы.

— Лидером стал принц Дитбит! — завопил Джикси. — За первые пять минут он набрал тридцать очков!

— Вторым идёт Хао Шон, победитель математической олимпиады, с двадцатью семью баллами! — не менее громко закричал Тимоти. — Давай, Хао, покажи этому чистокровному принцу, где раки зимуют!

— Предсказываю сегодня интереснейшую борьбу! — торжественно заявил Джикси. — Чтобы увидеть потрясающую схватку юных интеллектов, оставайтесь с нами, с Главным Лунным телеканалом! Вы только посмотрите на принца Дитбита! Уверенность в своих силах и презрение к трудностям написано на лице будущего мирового политика.

— Гм… к трудностям ли это презрение?.. — язвительно откликнулся Тимоти. — Да, я ещё не закончил с классификацией лидеров экзамена — ниже двух больших портретов лидеров вы видите крупные изображения школьников из первой десятки. Ниже и помельче — лица остальных из сотни умников, имеющих хорошие шансы попасть в Колледж.

— Тимоти, ты забыл о Народных Любимцах, которыми чаще всего интересуются зрители, — укорил Джикси. — Их можно увидеть внизу экрана. Там же показаны участники экзамена, набравшие рекордное число баллов за отдельный блок.

— Ба! У нас появилась первая народная героиня — Николь Гринвич, — удивился Тимоти. — Она, правда, не набрала ни одного очка, наверное, ещё разбирается с клавиатурой.

— Появление малышки Никки на большом экране совершенно естественно, — просюсюкал Джикси. — Мы же во всеуслышание объявили, что она участвует в экзамене — вот все и захотели посмотреть на неё…

— …и на то, как бедная сиротка, выросшая в космических джунглях, машет над клавиатурой когтистыми лапами, — превзошёл себя Тимоти.

— Фу, Тимоти, ты сегодня несносен, — демонстративно поморщился Джикси. — Посмотри на экран — симпатичная рыжая мисс с умными синими глазами… Я искренне желаю Николь Гринвич успеха сегодня.

— А вот Хао и показал этому Дитбиту! — заорал Тимоти, показывая на главный экран, где изображения лидеров поменялись при счёте 75–51.

— Ну-ну, экзамен только начался, — не закручинился Джикси. — Так, на чём Хао сорвал куш? Ага, он сумел рассчитать оптимальную антенну передатчика с помощью уравнений Максвелла. Что же, серьёзный ход… гений математики, как ни крути.

— Гляди-ка, Никки Гринвич набрала первые пять очков, — удивился Тимоти, — неужели она что-то понимает в физике?

— Видно, понимает, — удовлетворённо заметил Джикси. — Рядом с ней появились другие Народные Любимцы — Дзинтара Шихин-а, о которой мы уже говорили, а также двое героев наипопулярнейшей тививикторины «Умники» — Фей-Чен и Дон Лонгборо. А вот с экрана нам улыбается победительница южноамериканского детского конкурса красоты — Руби Ибару!

— Прелестная девочка, — сдался Тимоти. — Но! Посмотрим, как у неё с головой! — тут же спохватился он.

— Итак, после первых десяти минут физики лидирует Хао Шон с впечатляющими 152 баллами, — вернулся к экзамену Джикси. — Второе место с прекрасным результатом в 129 очков занимает принц Дитбит, показавший отличное знание физических принципов современного оружия.

— Чёрт побери! Простите, дорогие телезрители, вырвалось, — спохватился Тимоти. — Вы только посмотрите на эту Никки-Маугли! Её очки растут на глазах — уже 52… 67… Ого! Она уже прыгнула на уровень 102 очков…

— Никки Гринвич появилась сразу в середине сотни лидеров! — подхватил с удивлением Джикси. — 110 очков… Осталось пятнадцать минут до конца и…

— О боги! — закричал Тимоти. — Она получила сразу 150 очков за вопрос о радиоактивности естественных изотопов и вырвалась в лидеры экзамена с результатом 260 очков! Она обогнала и принца Дитбита, и Хао Шона!

Трибуны взвыли.

— Это, конечно, временно! Случайность! — завопил Джикси, защищая своего фаворита-принца.

— Какая-то фантастика! Посмотрите на лицо этой девчонки, — утратил обычную язвительность злобный Тимоти. — Её руки словно летают над контрольной консолью… А какие сложные уравнения она бросает на экран!

Весь стадион, замерев, уставился на поразительно красивое в этот момент лицо Никки на главном экране стадиона — одухотворённое, с сосредоточенным взглядом и пламенеющей шевелюрой. Эта впечатляющая картина заставила болельщиков восхищённо загудеть.

— Боги мои! Она получила сразу двести очков за ответ на вопрос о распространении поверхностных нелинейных волн в мелком ручье! — снова заверещал Джикси.

— Это сенсация! — воскликнул поражённый Тимоти. — Девочка, которая не училась ни дня в школе, получила только за первый блок вопросов 460 очков! Я комментирую экзамены Колледжа тридцать два года, но таких сюрпризов не припомню.

— Да она ни разу не видела эти ручьи! Ещё какие-то косые волны в них разглядела! — возмущался Джикси.

— Их можно видеть каждый день, — усмехнулся Тимоти. — Они бегут по нашим животам, когда мы принимаем душ. Мы их видим, но, конечно, не замечаем.

— До конца блока осталось двадцать секунд, пятнадцать… десять… И ещё 120 очков за последний вопрос по свечению плазмы получает Никки Гринвич, которая была спасена с астероида меньше пяти месяцев назад! — громко недоумевал Джикси.

— Финиш! — воскликнул Тимоти. — Никки Гринвич завершила блок физики с невиданным в истории Колледжа результатом — 580 очков!

Болельщики на трибунах завопили как сумасшедшие.

— Предыдущий рекорд был, как мне помнится, — продолжал поражённый Тимоти, — всего 405 очков, что считалось долгие годы фантастическим результатом.

— Второй результат у Хао Шона — 255 очков, третий — у принца Дитбита… 187 очков, — добавил подавленно Джикси.

— Что приуныл? — рассмеялся Тимоти. — Переоценил своего принца?

— Думаю, принц Дитбит ещё покажет всю силу своего интеллекта и эрудиции, — заявил Джикси.

— А я вот думаю, глядя на результаты мисс Гринвич: чего стоит вся наша система школьного образования? — протянул Тимоти.

— Хватит каркать, — махнул рукой Джикси. — Вот посмотри, начался блок литературы, и очки побежали снова. Дитбит стремительно сближается с Хао, а вот результаты Никки пока не меняются…

— Если эта Маугли ещё и в литературе гений, то я забираю своего сына из супердорогой Школы Коперника и отправляю его на этот астероид, — брюзжал Тимоти. — Адрес спрошу у Никки после соревнований.

— Результат Хао тоже быстро растёт, но Дитбит явно догоняет Гринвич. Да, Никки медлит… — комментировал Джикси. — Посмотрите-ка на Дзинтару Шихин-у, как она ускорилась! Закончив физический блок со скромными 45 баллами, она за первые пять минут литературного блока уже набрала 120 очков и вошла в сотню лидеров! Не удивительно — она поэт, прозаик, хорошо поёт и играет на гитаре.

Группа болельщиков на северной трибуне затянула какую-то песню.

— Да, эти варварские русские мелодии стали широко популярны в узких кругах, — съязвил Тимоти.

— А Никки не двигается… вот, правда, появилось у неё пять очков, но и всё, — повеселел Джикси.

— Пожалуй, погожу забирать своего пострела от коперниканцев, — обрадовался и Тимоти.

— Хао уже набрал 356 очков, — отслеживал Джикси, — но к нему вплотную приблизился Дитбит с его 345 очками и… вот он делает рывок до 372 очков — за отличное знание персонажей космофантастических боевиков — и обгоняет Хао, выходя на второе место! Первое место всё ещё у Никки с 585 очками, но разрыв резко сократился.


Никки всматривалась в список литературных вопросов, но они были для неё пустым звуком. Она ничего не понимала ни в списке бестселлеров двадцать третьего века, ни в лучших сценариях Голливуда и Луновуда, ни в мыльных операх, ни в комиксах. Ни одного из современных авторов или сценаристов, произведения или фильмы которых предлагалось описать или проанализировать, она не читала и не смотрела. Вот! Она нашла вопрос о героях-авантюристах в литературе двадцать первого века и стала рассказывать компьютеру о своём любимом пиратском капитане Бладе.
— Итак, осталось пять минут литературного цикла, пока впереди Никки с неподвижными 585 очками, но к ней вплотную приблизился Дитбит с 540 баллами, а его преследует принцесса Дзинтара с 525 очками! — неутомимо вещал Джикси.

— Давай, Дзинтара, напой ответ на гитаре, — юродствовал Тимоти.

— Математик Хао упал на пятое место, — отметил Джикси, — не выдержал литературного накала.

— Ничего, его любимая математика ещё впереди, — утешил Тимоти. — Смотрите-ка, лидер Никки прибавила 19 баллов и перевалила наконец за шесть сотен!

— Кажется, она прочитала всего одну книгу! — хихикнул Джикси.

— Тем не менее, — отметил Тимоти, — ей удалось за первые два блока получить 604 очка, а это рекорд Колледжа.

— Получить за литературный блок меньше двадцати баллов, — хохотнул Джикси, — тоже своеобразный рекорд литературного невежества. Мисс Гринвич даже не ответила на простейший вопрос о Гарри Поттере! Она не читала эту сагу — священную для Лунного колледжа книгу!

Трибуны загудели роем возмущённых пчёл.

— Да, — согласился Тимоти, — этому нет ни объяснения, ни оправдания: она уже несколько месяцев находится в объятиях цивилизации и могла бы успеть прочитать эту великую книгу.

— Это результат того, что в госпитале только лечат, а не учат, — глубокомысленно изрёк Джикси. — Кстати, в Лунном госпитале недавно творились поразительные вещи. Ходят разговоры о сумасшедшем роботе, который разгромил полгоспиталя, и, по слухам, к этим разрушениям приложила руку сама Никки Гринвич!

— Как так? — удивился Тимоти. — Сама мисс Гринвич, верхом на роботе, крушила госпиталь?

Хохот на трибунах.

— Слухи слухами, но вернёмся к экзамену, — спохватился Джикси. — Начался химический блок. По итогам двух блоков у лидера — Никки Гринвич — 604 очка, второе место у принца Дитбита — 569 баллов. Да, доскональнейшее знание современной кинолитературы показал Дитбит! Третье место у Дзинтары Шихин-ой — 558 очков.

— Как ты ухитряешься правильно произносить эти кошмарные русские фамилии? — язвительно восхитился Тимоти.

— Надо было посещать вместе со мной блиц-курс «Современная культура для идиотов», — назидательно заявил Джикси. — Отстал от жизни? Чувствуешь себя культурным аутсайдером на вечеринках? Звони по видеономеру — CULTURE-FOR-IDIOTS!

— А на большом экране соревнование идёт вовсю, — отметил Тимоти. — Никки Гринвич наконец включилась в гонку и уже набрала 28 химических очков.

— Она очень хорошо ответила на вопросы о составе атмосфер разных планет, — уточнил Джикси, — и об изменениях органических соединений в переспевающих фруктах.

— Хо-хо, она разбирается в гнилых апельсинах! — заржал Тимоти. — Дитбит тоже идёт быстрым темпом благодаря отличному знанию боевых отравляющих веществ, а на третье место вышел землянин Иг Цунски, набравший на химии уже 189 очков, — это победитель прошлогодней Всемирной олимпиады по химии.

— Невероятный накал борьбы, — восхищённо блеял Джикси. — Давно не получал такого удовольствия! До конца химического блока осталось всего десять минут…

— Николь Гринвич превосходно описала происхождение сил Ван-дер-Ваальса и набрала восемьсот очков! — закричал Тимоти.

— Принц Дитбит тоже сделал могучий рывок, блеснув знанием изотопов золота! — тут же отметил Джикси.

— Оба лидера — Никки и Дитбит — идут, так сказать, ноздря в ноздрю! — непонятно чему радовался Тимоти.


Хотя к концу первой сессии Джерри чувствовал себя выжатым лимоном, он сумел набрать всего 232 очка, что было намного меньше, чем минимально необходимое число 402, которое горело в левом углу экрана. В правом углу издевательски светилось фантастическое число 809. Руки мальчика тряслись, и он ничего не смог ответить на вопросы о химии моющих средств и о составах автомобильных красок. Когда раздался зуммер перерыва, он соскочил со стула и бросился в комнату Никки. Та лихорадочно пила сок из огромного стакана, умеряя пульс, до предела разогнавшийся на первой сессии.

— Никки, у меня ничего не получается! — с порога закричал расстроенный Джерри. — У меня только 232 очка!

— м-м… ерунда, — захлёбываясь соком, сказала Никки. — Фу-у… контуры перегрелись! Твои козыри впереди — математика на втором туре и кибернетика на третьем. Перестань паниковать — у тебя хорошие шансы набрать больше тысячи очков.

— Может быть, — нервно вздохнул Джерри. — Ты так бодро на всё смотришь… А как у тебя?

Никки молча показала на тот самый результат в 809 очков.

— Это твой?! — возликовал Джерри. — Здорово! Ты им всем показала!

— Физика стала моей палочкой-выручалочкой, на литературе я провалилась с кошмарным треском и грохотом…

— Ерунда, тебе до поступления остались сущие пустяки! Проклятье, что же мне делать?!

— Наклонись ко мне, Джерри, — вдруг попросила Никки.

У Джерри вспыхнули щеки, он как-то оцепенел, но послушно наклонился к коляске Никки. Она ласково взяла его голову и поцеловала в обе щёки. Второй раз — почти в уголок губ!

— Я верю в тебя, — убеждённо сказала она. Джерри медленно выпрямился, его лицо полыхало.

— Ну ладно… — Он прокашлялся и свирепо нахмурился. — Сейчас математика… иду сражаться!


— Интереснейшая борьба! — вещал Тимоти. — Никки Гринвич, эта супердевочка, по-прежнему сохраняет лидерство с 809 очками…

— Но на пятки ей наступает принц Дитбит-младший, — отметил Джикси, — который набрал 798 баллов, продемонстрировав уверенное знание косметической химии! Заканчивается перерыв, и участники возвращаются к экранам, — продолжал Джикси, — начинается математический блок, самый сложный и самый…

— …ненужный, — саркастически подсказал Тимоти.

— Ну как ты можешь так говорить? — слегка искусственно возмутился Джикси. — На математических расчётах базируется вся наша цивилизация. Математика участвовала даже в создании стула, на котором ты лично базируешься!

— А когда ты в последний раз решал какое-нибудь уравнение или хотя бы извлекал квадратный корень? — спросил Тимоти с ехидным лицом.

— Ну-у… я же не учёный и не инженер, — протянул Джикси. — Я, так сказать, обычный потребитель благ цивилизации, а вот они… — комментатор указал на экран с лицами участников, — будут интеллектуальной элитой Солнечной системы, и им знание математики совершенно необходимо!

— Чтобы рассчитывать прочность стульев под наши стремительно толстеющие зады, — издевательски хмыкнул Тимоти.

Болельщики весело зашумели.

— Тимоти! — взвизгнул полненький Джикси. — Ты политически некорректен! В нашем обществе нет толстяков, у нас есть только большие люди и крупные фигуры!

— О'кей, о'кей, вернёмся к экзамену, — попытался успокоить разбушевавшегося коллегу Тимоти. — Посмотри-ка, внизу экрана, где, кроме Народных Любимцев, показывают и чемпионов отдельных блоков, появился ещё один больной из Лунного госпиталя — Джерри Уолкер!

— Действительно, — взял себя в руки Джикси, — Уолкер показал прекрасный результат — он набрал за пятнадцать минут математического блока 250 очков… Да, вот он даже вошёл в сотню лидеров, правда, в самых нижних строках.

— Может, Лунный госпиталь стал делать новые операции на мозге? — задумчиво вопросил Тимоти.

— Не уверен, — хихикнул Джикси, — что подобная операция поможет изложить основные пункты доказательства теоремы Ферма за пять минут, как это сделал Джерри Уолкер. В вопросе о свойствах целых чисел он блеснул недюжинной эрудицией и неожиданно включил в ответ легендарную теорему.

— Благодаря чему оторвал сто пятьдесят баллов, — хмыкнул Тимоти.

— А вы посмотрите, как идёт Дитбит! — воскликнул Джикси. — Он обладает превосходными познаниями в статистике и щедро иллюстрирует ответ примерами из теории игр.

— Ты немного напутал, он приводит примеры из практики азартных игр! — ухмыльнулся Тимоти.

— Именно там и работают статистика и теория вероятности! — стоял на своём Джикси.

— А что делает наш чемпион? — спросил сам себя Тимоти. — Хо! Никки удерживает лидерство и даже увеличила разрыв с Дитбитом-младшим, проявив глубокое знание теории разностных схем.

— О боги космоса! — удивился Джикси. — Зачем юной девочке знать эти самые схемы? Она взяла не очень сложный вопрос о дискретном представлении аналитических функций в компьютере, а потом так размахнулась, что включила в ответ описание численных методов решения дифференциальных уравнений в частных производных и даже обсуждение стабильности разностных методов.

— Ха! Главный компьютер Колледжа оценил её ответ в 125 очков, — отметил Тимоти. — Эта девочка знает, что делает. Она практически уже набрала необходимый для поступления балл!

— Последние секунды математического блока экзамена, — резюмировал Джикси. — Лидер Никки Гринвич набрала 1059 очков, на втором месте Дитбит с 895 очками, нет, смотрите! — в последнюю секунду на второе место вырывается Хао Шон, внезапно получив за последний математический вопрос двести очков и набрав 1003 очка!

— Блестяще ответил на вопрос об искривлённых пространствах Римана, — отметил Тимоти, — и получил заслуженную награду.

— Где, интересно, расположены эти пространства? — хмыкнул Джикси.

— Ты шутишь, Джикси? — засмеялся Тимоти. — Мы живём в римановом пространстве, оно вокруг нас.

Джикси шутовски помахал руками вокруг:

— Ничего не вижу, дурят нас эти математики, присосались к налогам и напускают туману…

— Ну, только не надо изображать из себя дикого горца хилли-билли… — поморщился Тимоти. — А вот пошли первые результаты биологического экзамена.

— О, как прибавил в темпе принц Дитбит, — обрадовался Джикси. — Прекрасное знание современной медицины, за вопрос о способах омоложения он набрал сто баллов! Он снова обогнал Хао. Какая борьба, какой накал! Только на Главном Лунном телеканале вы станете свидетелем самых захватывающих событий в жизни Солнечной системы! — выдал Джикси рекламный слоган.

— Дорогие телезрители, — громко провозгласил Тимоти свой вариант рекламного пассажа, — Главный Лунный телеканал — это самый популярный канал Лунной Республики, это двадцать четыре часа самых тревожных международных новостей, самых бодрых прогнозов космической погоды, самых соблазнительных советов биржевым спекулянтам, самых кровожадных боевых анимаций, самых сиропных мыльных опер, самых леденящих душу преступлений и самых грязных светских сплетен. Оставайтесь с нами!

На трибунах засмеялись.

— Кстати, экзамен всё ещё идёт, — сердито заметил Джикси.

— Да, посмотрим на экран, — вернулся к прямым обязанностям Тимоти. — Никки Гринвич блеснула знанием человеческой анатомии, а также математической теории биологической эволюции и сохраняет лидерство с 1244 очками. Дитбит завершил блок с близким результатом — 1150 очков. Третье место занимает отставший Хао Шон — биология явно не его конёк, он набрал на ней всего девяносто баллов и имеет 1093 очка. Все эти шустряки практически уже поступили в Колледж, — отметил Тимоти.

— Начинается интереснейший генетический блок, — оживился Джикси. — Сейчас станет понятно, кто знает лучше всех ведущую науку последних веков.

— Ого, как рванул Дитбит Третий! — воскликнул Тимоти. — Понятное дело, представитель династии, которая активно улучшает гены своего потомства… Можно сказать, чистокровный помёт…

Болельщики дружно засмеялись.

— Принц так ускорился, что стремительно обгоняет лидера экзамена Никки Гринвич! — заверещал Джикси. — Да! Вот он уже на полсотни очков впереди!

Трибуны протяжно выдохнули.

— Ну, даже на душе легче стало, — лицемерно произнёс Тимоти, — а то ситуация складывалась очень щекотливая… С одной стороны — лучшие умники из аристократических кругов, куча дорогущих профессоров в консультантах, а с другой стороны — девчонка, которая ни дня не училась в школе, ни одному тренеру-репетитору ни цента не заплатила — и на тебе, обгоняет всех, как крейсер баржу!

— Ты известная язва, Тимоти, — осудил его Джикси. — Лучше порадуйся за Дитбита — он, как фокусник, манипулирует геномными таблицами! Принц мгновенно набросал ДНК потенциального боевого вируса, собрал отличную коллекцию карт наведённых мутаций…

— За Дитбита уже столько людей радуются, что я лучше буду болеть за малышку Николь… Она набрала добрую сотню очков за вопрос о трёхмерной структуре протеинов и молекулярном дизайне лекарств, — откомментировал Тимоти.

— Ей не догнать принца Дитбита, — авторитетно заявил Джикси.

— Он близок к рекорду Колледжа за генный блок экзамена, — заметил Тимоти, — но… нет, не дотянул.

— Главное, что принц Дитбит Третий лидирует по итогам первых двух сессий, — подобострастно резюмировал Джикси. — Поздравим его с этой впечатляющей победой! Его результат фантастичен — 1510 очков! Кстати, династия Дитбит — крупный акционер и почётный спонсор нашего Главного Лунного телеканала, и тем более приятно видеть столь яркий успех блестящего представителя молодого поколения этой великой династии, являющейся прочным столпом нашей цивилизации и демократии!

— О боги, мои уши склеились от мёда, — громко пробурчал Тимоти, вызвав хохот трибун. — Скажу уж пару слов и о втором месте, которое занимает Никки Гринвич с результатом 1440 очков. Они оба идут со значительным отрывом от других участников, ещё не перебравшихся за планку 1200 очков, но уже разошедшихся на последний перерыв.


Джерри ворвался в комнату Никки:

— Никки, я получил 840 очков! Это меньше, чем минимальный балл лидеров — 915, но сейчас у меня есть шансы!

Усталая Никки вяло улыбнулась ему навстречу.

— Молодец, Джерри! Держись… А я что-то раскисла… На генетике я почти отключилась… Голова кружится…

— Чёрт! Это из-за долгого напряжения в слишком сильном для тебя поле гравитации! Сейчас, сейчас… — Джерри торопливо открыл стандартный шкафчик в стене и вытащил высокую бутылочку. — Это кислородный тонизирующий коктейль, он поможет тебе.

— М-м-м… вкусная штука, спасибо. — Никки глотнула эликсира и слегка перевела дух.

— Кроме того, хватит надрываться, ТЫ УЖЕ ПОСТУПИЛА, понимаешь?! — сказал почти сердито Джерри.

— И верно! — прыснула Никки. — Даже перестала об этом думать, отвечаю как заведённая.

— Так что — поздравляю тебя! Я пошёл биться за своё место среди эйнштейнианцев.

— Джерри, я знаю предпочтения главного компьютера Колледжа, — неожиданно раздался голос Робби. — Не бойся неформальных ответов. Если у тебя в кибернетике есть личный опыт — смело ссылайся на него.

— Хорошо! — и Джерри умчался.
— Начинается завершающая сессия вступительного экзамена 2252 года! — торжественно провозгласил румяный пухлощёкий Джикси. — Впереди всех — принц Дитбит с впечатляющим результатом более полутора тысяч очков. От него значительно отстала Никки Гринвич с четырнадцатью сотнями очков. Участники начинают отвечать на вопросы по истории.

— Да, очки Дитбита полезли вверх как на дрожжах: он знает всю подоплёку политических событий последнего века, а также родословную всех знаменитостей, — иронически отметил тощий и смуглый Тимоти. — Зато Никки Гринвич отстаёт всё больше… В конце второй сессии у неё был очень усталый вид, думаю, что запас прочности у Никки иссяк. Смотрите, исторический блок начался, а она спокойно сидит, не работает, попивает водичку…

— Может, решила, что уже поступила — хватит мучиться? — хохотнул Джикси.

А Никки действительно подумала: какого Тарантула я буду вспоминать всех этих кровожадных царей и полководцев? — лучше отдохнуть… Она усмотрела в исторических вопросах знакомую и интересную для неё тему космологических воззрений древних философов, труды которых в изобилии присутствовали в уцелевших файлах Робби, — и небрежно надиктовала ответ на этот вопрос, потягивая действительно освежающий коктейль и посмеиваясь над античными дискуссиями об образовании Вселенной и над идеей одновременного рождения времени вместе с материальным миром.

Она восхитилась Гераклитом Эфесским, хмыкнула на платоновского «Тимея» и даже успела пощипать религиозно-подобострастные космогонические верования Блаженного Августина, когда полчаса исторического блока закончились. Никки отлично отдохнула на философской теме и весьма удивилась, когда компьютер Колледжа дал ей за это свободное эссе двести баллов.
Ещё больше этому поразились комментаторы и болельщики.

— О боги космоса! — возопил Джикси. — Принц Дитбит работал как вол, ответил на двадцать пять из тридцати исторических вопросов и честно заработал почти триста очков, можно сказать, в поте лица своего! А эта девица ответила всего на один вопрос! Сидела, развалясь, как в кафе на набережной… и получила за это двести баллов!

— Явная несправедливость, — коварно согласился Тимоти. — Почему одним всё так легко даётся, а у других получается через мозоль на отсиженной заднице?

— Э-э… — не нашёлся что сказать Джикси. — Зато разрыв между лидерами увеличился, и сейчас у Дитбита 1805 очков, а у мисс Гринвич всего — 1640. Принц снова показал превосходство всесторонней личности над человеком, несистематично нахватавшимся верхушек отдельных предметов!

— Участники вступили в кибернетическое поле битвы, — подхватил эстафету комментирования Тимоти. — Это предпоследний блок, объединивший в себе обширную область человеческого знания: от механических конструкций роботов до принципов компьютерного интеллекта.

— Как идёт лидер Дитбит, наша гордость! — сюсюкал Джикси. — Он быстро набирает очки на конструкциях боевых роботов, не обойдя вниманием и бытовую технику — робокары и кибернетических официантов. Его балл приближается к двум тысячам!

— Никки тоже очень хорошо отвечает, — заметил Тимоти. — Она набрала потрясающий балл на гибкой архитектуре искусственных интеллектов и сорвала куш на самоорганизации программных модулей. Она не отстаёт и даже настигает Дитбита!

— Не нужно преувеличивать! — обиженно заговорил Джикси. — Принц Дитбит по-прежнему лидирует на экзамене, проявляя глубочайшие познания в компьютерных видеоэффектах и невероятную эрудицию в кибериграх!

— Что за чепуха попала в этом году в экзаменационные билеты? В каждом блоке — куча хлама… Не помню такого в Колледже… — задумался Тимоти. — Может, это как раз из-за того, что нынче поступает принц Дитбит?

Трибуны разразились хохотом.

— Что за чудовищная инсинуация?! — возмутился Джикси. — Современная культура немыслима без компьютерных игр и виртуальных видеоэффектов. Включения таких вопросов в экзамен настоятельно требовало само время!

— А самое главное — этого требовал народ… — добавил Тимоти с мефистофельской усмешкой.

— Да, и народ! — не сдавался Джикси.

— …в том числе — и Совет попечителей Колледжа, — гнул своё Тимоти.

— Да, конечно… и Совет… — неуверенно забалансировал Джикси.

— …где династия Дитбитов занимает положение настолько видное, что дитбитовские уши торчат даже из экзаменационных билетов Колледжа… — беспощадно врезал Тимоти.

Часть зрителей на трибунах впала в истерику от смеха, а сам Джикси был близок к обмороку.

— Ладно, вернёмся к нашим… кхм… овечкам, — смилостивился над коллегой Тимоти. — Глядите-ка, Никки догоняет принца, и разрыв уже составляет не 165 очков, а всего 95.

— А вот ещё одна новость, — слабым голосом сказал с трудом приходящий в себя Джикси. — Джерри Уолкер, выбывший из числа лидеров в конце второго тура, снова попал на главный экран, став рекордсменом кибернетического блока.

— Действительно, — обрадовался Тимоти, — судя по всему, в Школе Эйнштейна будут учиться два самых больных участника экзамена, оказавшиеся умственно здоровее многих… Этот парень оторвал двести очков на довольно простом и общеизвестном вопросе об императивах процессора, так называемых азимовских законах роботехники. Как это ему удалось? В ответе он утверждает, что эти законы можно обойти, и даже ссылается на конкретный случай, где он выступал техническим экспертом… якобы на основе его заключения полиция возбудила судебное расследование… он даже указал номер дела! Вот это да!

— Что за дикий бред?! — возмутился Джикси. — Какая частная корпорация или правительственное агентство возьмёт в эксперты несовершеннолетнего школьника?

— А главный компьютер Колледжа считает, что это не бред, — ехидно заметил Тимоти, — иначе он не дал бы Уолкеру двести баллов. И Джерри Уолкер, набрав 1152 очка, возвращается в сотню лидеров, причём впрыгивает сразу в её середину.

— Зато впереди всех, — торжественно заявил Джикси, — принц Дитбит с 2105 очками.

— А второе место с 2050 очками, — подхватил ядовитый Тимоти, — занимает мисс Гринвич — эта нахальная выскочка, эта Золушка, так долго пренебрегавшая благами нашей цивилизации. Вопиюще высокий балл Никки Гринвич, которая ни дня не находилась под сенью школьных пенат, — это плевок в лицо всей нашей образовательной системе. Третье место у Хао Шона, 1590 баллов перед последним блоком.

— Я считаю, что лидерство принца Дитбита, — сурово заявил Джикси, — достаточное доказательство превосходного уровня нашей школьной системы.

— Конечно, конечно, — иронично поддакнул Тимоти, — но всё-таки я хотел бы посмотреть на результаты экзамена, где вместо вопросов о героях мыльных космосериалов и виртуальных «мясорубок» были бы включены такие задачки — как прожить на астероиде десять лет без подвоза продуктов? Или — как ребёнку починить термоядерный реактор, в котором отказала электроника?

Трибуны оживлённо загудели.

— Начинается решающий астрономический этап, — отмахнулся Джикси. — Он включает астрофизику, небесную механику, а также космическое кораблестроение.

— Ну и, конечно, наш принц взял резвый старт, — отметил Тимоти, — демонстрируя отличное знание типов космических кораблей, включая шикарные прогулочные яхты. Ума не приложу, — простодушно удивился Тимоти, — и откуда он так хорошо знает эти яхты?

Трибуны ответили дружным свистом и смехом.

— Эрудиция принца во всех областях экзаменационных вопросов не оставляет сомнения! — натужно закричал Джикси. — Его усталое красивое лицо выражает полное удовлетворение достигнутыми результатами…

— Никки набирает полсотни баллов за небесно-механическое решение точек стабильности Лагранжа, где Юпитер держит астероиды-троянцы, — отмечает Тимоти. — Вот она объясняет происхождение Луны… Не очень понимаю её ответ… О, я не одинок — компьютер Колледжа его не засчитывает и ставит Никки ноль.

— Всё правильно, коллега, всё правильно, — откровенно злорадствует Джикси. — Принц Дитбит с результатом 2300 приближается к финишной прямой. Вот он указывает причину образования астероидного пояса… Ой! Принц решил, что это развалилась планета… Увы — ответ тоже отвергается компьютером…

— Всё правильно, коллега, всё правильно, — хихикает Тимоти. — Никки быстро догоняет принца, вот у неё уже 2250 очков…

— Нет, ей не догнать принца, — напряжённо хрипит Джикси.

— Посмотрим… — нервно рычит Тимоти.

С приближением конца экзамена напряжение и шум на трибунах стали стремительно нарастать.

— Последние минуты… Принц Дитбит отвечает на вопрос о причинах серного вулканизма на юпитерианском спутнике Ио, — из последних сил комментирует Джикси. — Это хорошо известный феномен, связанный с приливами от Юпитера… Посмотрим, что принц получит за него…

— Никки завязла в космологическом вопросе о Большом Взрыве, — устало бормочет Тимоти. — Она быстро наговаривает текст и даже пишет от руки какие-то уравнения…

Трибуны шумели всё сильнее и сильнее.

— Принц закончил ответ о спутнике Ио!.. — выкрикивает Джикси. — О-о! Проклятый компьютер опять отвергает его ответ: нет, не радиоактивное тепло причина извержений на Ио!.. Сирена окончания экзамена! Всё равно гип-гип-ура! Побеждает принц Дитбит с фантастическим результатом — 2300 очков! Никки Гринвич безнадёжно отстала — у неё так и осталось 2250 очков. Огромный разрыв, просто гигантский, показывающий высочайший уровень подготовки принца Дитбита Третьего! Что, съел, злобный Тим?

Тимоти молчит. Стадион разочарованно гудит.

— Смотрите, смотрите! — радостно верещит Джикси, приседая и подпрыгивая в кабинке комментатора. — На главный экран идёт прямая трансляция из аудитории, где сдавал принц Дитбит. К принцу подбегают девушки с цветами, вокруг него сгрудилась толпа журналистов, подтащили аппараты телевизионщики: ведь принц Дитбит стал чемпионом Колледжа 52 года! Теперь его имя будет навечно занесено на бронзовую доску чемпионов, украшающую холл Школы Эйнштейна. О боги! Это настоящая слава! Всемирная известность! Принц Дитбит уверенным шагом победителя вошёл в историю!

— Джикси, подожди! — вдруг воскликнул Тимоти.

— В чём дело? — недовольно вскинулся Джикси.

— Экзамен ещё не кончился! — громко крикнул Тимоти.

Трибуны забушевали.

— Как «не кончился»? Сирена была пять минут назад! — удивился Джикси.

— Это приём ответов закончился пять минут назад, а подведение итогов ещё идёт! — вопил Тимоти. — Смотрите: возле имени Никки Гринвич горит красный свет ожидания! Это означает, что компьютер ещё не поставил ей балл за ответ на последний вопрос!

— А-а-а! — дружно взвыли болельщики.

На Северном озере стая диких гусей, тревожно голося, снялась с места и улетела на дальнюю опушку леса — подальше от этих психов.

— Это немыслимо, — беспомощно забормотал Джикси, — как может суперкомпьютер Колледжа шесть минут оценивать ответ школьника? Никогда ещё не затрачивалось на анализ больше доли секунды. Это какой-то сбой в системе… Конечно, я уже вижу, как старший программист Колледжа пытается разобраться в ситуации, запрашивает компьютер… К нему спешит и директор. Да, сейчас всё утрясётся…

И тут весь стадион ахнул как один человек — на главном табло очки Никки увеличились на триста баллов и подпрыгнули до 2550 очков.

— А-А-А! — как сумасшедший заорал Тимоти. — Она победила!!! Триста очков за один вопрос! Это невиданно! Ещё никогда за вопрос не ставилось больше двухсот! ВЫ СЛЫШИТЕ — НИКОГДА! Общий результат Никки Гринвич — 2550 очков! Это исторический рекорд Колледжа, ранее наивысший результат составлял 2430 очков, но этот рекордсмен не стал учиться в Школе Эйнштейна — остаток жизни он провёл в ментальной клинике, бедолага.

— Это сбой, компьютерный глюк! — визжал раненым зайцем Джикси.

— Нет-нет, всё правильно! — воскликнул Тимоти. — Вот старший программист, а за ним и сам директор Милич подтверждают результаты экзамена! Оценка Главного компьютера Колледжа последнего ответа Никки Гринвич содержит такое обоснование: «За самую смелую и изящную космологическую идею последних трёхсот лет». Изображения лидеров на экране меняются — чемпионом Школы Эйнштейна становится Никки Гринвич! Это сенсация! Ха-ха, посмотрите — репортёры шарахаются от Дитбита как от прокажённого и мечутся в поисках нового чемпиона! Плакала бронзовая доска с именем принца!

— Какой скандал… — скулит Джикси.

Трибуны бешено ревут и улюлюкают. На самой дальней поляне леса гуси в беспокойстве гогочут и хлопают крыльями, а олени, задрав белые хвосты, в панике ломятся сквозь кустарник — прочь от стадиона.


Джерри влетел в комнату Никки, выплясывая какой-то несусветный танец, и в восторге заорал:

— Получилось! Получилось! У меня 1310 очков!!! А ты вообще их всех обогнала!

Никки смотрела на него — усталая, но со счастливым лицом.

— Никки, ты хоть понимаешь своей дикой, но неописуемо умной головой, что ты сделала? — спросил возбуждённый до предела Джерри.

— Нет, а что я сделала?

— Ты стала чемпионом и рекордсменом Колледжа! Мировой знаменитостью! Тебя сейчас журналисты будут рвать на части!

— Да? Это мне не очень нравится, — беззаботно сказала Никки и погладила по спине каштанового Смелого Пса, который маршировал перед экраном с гордым видом «кто тут сомневался в победе?»: — Спасибо, Пёс, за помощь!

— Заодно ты больно щёлкнула по носу дутых знаменитостей и, думаю, нажила себе врагов.

— Это тоже мне не по душе. Соревнование ведь было честным, какие могут быть обиды? — легко пожала плечами Никки.

— В том-то и фокус, что ты с блеском победила в не совсем честных соревнованиях, в которых ты не должна была выиграть, — усмехнулся Джерри.

— Ладно, разберёмся с этим потом. Главное — мы поступили, как и планировали! — воскликнула Никки. — Поздравляю тебя, Джерри! О деньгах позаботится Дименс, а мы с тобой можем переехать в Колледж и начать новую жизнь. Робби уже успел разузнать, что мы имеем право занять свои комнаты в Колледже задолго до начала учебного года. Так что — иди и собирай вещи! Завтра мы переезжаем, там и отпразднуем нашу победу. Такси на десять часов утра тебя устроит?

Джерри посмотрел на девочку блестящими глазами и медленно сказал:

— Конечно, устроит. Спасибо тебе, Никки.

Вдруг он опустился на одно колено и поцеловал худенькое запястье со шрамом, лежащее на поручне инвалидного кресла.

И стремглав выскочил за дверь.

Девочка и Пёс удивлённо посмотрели ему вслед.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


База даних захищена авторським правом ©mediku.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка