Проект «виртуальность»




Сторінка1/32
Дата конвертації24.04.2016
Розмір6.35 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32
Савелий Свиридов

ПРОЕКТ «ВИРТУАЛЬНОСТЬ»


Савелий Святославович Свиридов

Во все времена люди мечтали, что рано или поздно наступит оно — Светлое Будущее, отыщется наконец Земля Обетованная и вернётся Золотой Век. Но столетия сменяли друг друга, рушились одна за другой социальные утопии, а долгожданный рай оставался миражом на горизонте — таким же притягательным и недоступным. Но кто сказал, что он невозможен в принципе? И если не в нашем суетном мире, озабоченном борьбой за место под солнцем куда больше, чем следованию высшим идеалам духа, то, быть может, в загадочном зазеркалье компьютерных сетей? Где не нашедшие себя в Реальности смогли, объединившись и преодолев стоящие на пути препятствия, построить собственное Братство. Надоели накачанные супергерои, во имя Добра оставляющие за собой горы трупов? Тошнит от описания ужасов постакалиптического существования деградировавшего человечества? Пресытились мерзостями иных миров, которым несть числа?

Тогда вам сюда — в Виртуальность, светлый мир безграничных возможностей и искренности вечных чувств, и в первую очередь всепобеждающей Любви — ибо, как сказано у Высоцкого: «…и любовь — это вечно любовь, даже в будущем нашем далёком…».




Книга первая. Уникальная разработка

Часть 1. Виртуальный человек

Глава 1

Этой зимой в Голдтауне опять шли дожди.

В том не было чего-то необычного; уже много лет зима в Голдтауне мало чем отличалась от осени. Многие уже начали забывать времена, когда в декабре город засыпало снегом, и он словно погружался в белое безмолвие; дети лепили снеговиков, играли в снежки и строили ледяные замки, взрослые наряжали елки и проводили зимние торжества. Елки наряжали и сейчас, но это было скорее дань традиции.

Начало нового 2058-го года не стало исключением.

В один из таких серых пасмурных январских дней, когда настроение под стать погоде, Артур, молодой человек двадцати шести лет от роду, медленно брел по одной из центральных улиц города, направляясь к магазину «Электронные чудеса». Именно он был указан в объявлении, которое Артур нашел в Сети, на сайте, рекламирующем оригинальные научно-технические проекты:

Вниманию творческих и научных сотрудников:

Уникальная разработка корпорации «Макрохард»: программа виртуальной личности, обладающей уникальным характером и собственной индивидуальностью.

Полностью соответствует реальной человеческой. Ваш неоценимый помощник в творчестве, поиске и обработке информации, а также верный друг и компаньон, способный скрасить ваше одиночество.

Никаких недостатков машинного интеллекта и обезличенного общения.

Спешите убедиться! Вы не будете разочарованы!

Уместная историческая справка: корпорация «Макрохард» основана в конце XX века группой молодых инженеров-электронщиков и системных программистов во главе с Вилли Бэйзом, ставшим ее первым президентом. Главное направление деятельности — создание новых операционных систем, сервисных и прикладных программ. В настоящее время «Макрохард» — одна из крупнейших транснациональных корпораций и признанный лидер в производстве информационной продукции.

Зачем понадобилась нашему герою виртуальная личность — на этот вопрос он и сам едва ли смог бы дать исчерпывающий ответ. С одной стороны, его мучило любопытство — действительно ли творение какого-то компьютерного гения соответствует полноценной личности, а точнее — глубина этого соответствия. При современном уровне развития компьютерной техники и программного обеспечения степень подлинности действительно была бы на высоте, однако Артур не сомневался, что ему удастся найти какой-нибудь изъян — еще учась в университете, он прославился своим нестандартным образом мышления, не лишенным, однако, убийственной логической точности. С другой стороны, при его загруженности почти не оставалось времени для общения. И здесь виртуальный человек, присутствие которого не обременяло излишними формальностями, мог оказаться небесполезным. Ну и наконец с практической точки зрения — помощь в научной работе ему, обучающемуся в докторантуре, тоже пригодилась бы.

В магазине в этот утренний час было почти безлюдно. Его прилавки занимала самая разнообразная продукция, отражающая электротехнический уровень развития цивилизации людей середины XXI века — многофункциональные игрушки-тамагочи; металлополимерные пластинки толщиной с картон и размером с обычный лист писчей бумаги, но вмещающие в себя содержание целой книги, которую можно прочесть, просто нажимая соответствующие кнопки; приспособления к компьютерным играм — электронные перчатки, видеошлемы, комбинезоны, манипуляторы и прочие аксессуары. Здесь же можно было приобрести вещички, могущие быть полезными в повседневной жизни — карманные переводчики, позволяющие без проблем пообщаться с любым встречным иностранцем; электронные доктора, выполненные в виде браслетов и готовые в любую минуту сообщить вам, как работает ваш организм, поставить диагноз в случае отклонений от нормы и даже дать рекомендации по нормализации его функций, и многое другое, способное удовлетворить самый изысканный вкус.

Бегло осмотрев все это богатство, Артур направился к одному из продавцов:

— Прошу прощения, согласно объявлению, которое я нашел в Сети, у вас здесь можно приобрести программу виртуальной личности. Действительно так?

Продавец заинтересованно взглянул на него:

— Да. Но на полках вы его не найдете. И если вы всерьез, я позову администратора.

Он нажал какую-то кнопку под прилавком и примерно через минуту из служебной двери выкатился невысокий кругленький человечек средних лет в старомодном костюме-тройке. Его лицо светилось приветливым добродушием.

— Вызывали? — весело спросил он у продавца.

Тот кивнул головой в сторону Артура.

— Насчет приобретения «виртуальника».

Администратор сразу же переключился на нашего героя:

— Собираетесь приобрести виртуального человека? Сразу хочу предупредить: это уникальный продукт, создаваемый с учетом пожеланий и личных данных заказчика, поэтому, если хотите, мы можем оформить такой заказ. Срок исполнения — примерно неделя. Также обязан предупредить, что, вещица недешевая. Если у вас на данный момент нет достаточной суммы, можно оформить в кредит. Но определенная часть должна быть внесена предоплатой.

После того, как Артур подтвердил свое намерение, человечек назвал цену. И вправду недешево — придется отдать не менее двух третей своих не очень значительных сбережений. Тем не менее он решил не отступать от принятого решения и согласился уплатить всю сумму сразу, поскольку оплата в кредит обошлась бы в конце концов намного дороже.

Они прошли в кабинет администратора. Хозяин кабинета пригласил Артура присесть и уселся сам.

— Прежде всего необходимы ваши данные. Заполните, пожалуйста, соответствующую анкету.

Помимо обычных автобиографических данных, анкета включала вопросы о личных увлечениях и предпочтительных темах для общения. Артур, особо не задумываясь, указал первое, что пришло на ум.

— Теперь вы должны подписать этот официальный контракт. Пожалуйста, внимательно ознакомьтесь с ним. В контракте есть положения, в частности, что вы обязуетесь не использовать ваше приобретение в противозаконных или аморальных целях, например, для получения информации, представляющую собой государственную, коммерческую или военную тайну, а также совершать незаконные финансовые операции. Настойчивые попытки сделать это приведут к автоматической самоликвидации данной программы. Также категорически не рекомендуется пытаться что-либо в ней изменить — последствия могут быть необратимыми. Контракт оговаривает ответственность со стороны «Макрохарда» касательно качества продукции, ее своевременной доставки. Далее, если вы по каким-то причинам через некоторое время решите отказаться от своей покупки, вы сможете получить назад часть денег, при условии, разумеется, что диски с информацией не были повреждены. Ну и в том же духе по мелочам все остальное. Если возникнут вопросы, задавайте не стесняясь.

Артур бегло просмотрел контракт и поставил в соответствующей графе подпись.

— Замечательно. Теперь об оплате. Какую ее форму вы предпочитаете?

Наш герой протянул свою банковскую карточку, которую человечек проворно вставил в свой кассовый аппарат и произвел необходимые манипуляции.

— Ну вот, пожалуй, и все. Сейчас я выпишу квитанцию об оплате. Набор дисков с программным обеспечением будет доставлен в течение недели курьерской почтой. Надеюсь, вы получите удовольствие от общения с вашим новым виртуальным другом. Желаю удачи!

Взяв квитанцию и копию контракта, наш герой распрощался с предупредительным администратором и сразу же покинул магазин. Слишком сильно опаздывать на работу ему не очень хотелось.

Работал Артур на полставки по свободному графику в отделе документации одной небольшой фирмы, специализировавшейся на комплектации и продаже бытовых электронагревательных приборов, где разбирал поступающую корреспонденцию и рассылал рекламные проспекты. Занятие это не требовало серьезных профессиональных навыков, и поэтому вполне совмещалось с обучением в докторантуре. Устроиться сюда ему помог один из приятелей-однокурсников еще на четвертом курсе, когда финансовые затруднения вследствие неожиданной смерти отца были особенно сильны, и Артур подумывал даже об оставлении университета. Мучительные размышления на тему о выборе жизненного пути год спустя, однако, вернулись вновь — когда подошла пора защиты дипломной работы, и ему предложили продолжить обучение в докторантуре. Был бы жив отец, который всегда хотел, чтобы сын стал великим ученым, и потому оплативший обучение на биологическом факультете Голдтаунского государственного университета, дилемма не возникла бы вообще. К счастью, все разрешилось наиболее благоприятным образом — на фирме контракт продлили, и Артур в том же году, получив звание магистра биологических наук, поступил в докторантуру к профессору Кирслинскому.

Профессор тот был весьма стар — далеко за восемьдесят, и на кафедре его держали во многом благодаря протекции его бывших учеников. С другой стороны, надо отдать должное и самому профессору — несмотря на довольно-таки почтенный возраст, преподаваемый предмет он знал прекрасно и трепетно относился к его усвоению студентами, вследствие чего те, кто не отличался особым радением в науках, его откровенно побаивались. На факультете к нему уже давно прилепилась кличка Динозавр — отчасти из-за возраста, отчасти из-за преподаваемого им предмета — палеобиологии, изучающей давно вымершие виды растений и животных, когда-то населявших земной шар. Кроме того, проявляя необычайную для своих лет живость характера, профессор вел активную научную деятельность и часто самолично выезжал на конференции по палеобиологии и смежным проблемам; по его словам, занятие наукой и общение с подрастающим поколением способствуют творческому долголетию. Про личную жизнь Кирслинского рассказывали, что жена его уж лет десять как померла, а дети жили своими семьями и проблемами и старика навещали редко. Поэтому он почти все время пропадал на факультете — на занятиях или в рабочем кабинете, заставленном книжными шкафами и заваленном самыми разнообразными экспонатами. Артура, слушавшего его лекции на третьем курсе, он вначале не узнал и потому подверг долгим расспросам. Успехи нашего героя в изучении биологии и искреннее желание заниматься наукой вдохновили Динозавра, который тут же подписал направление в докторантуру. С того момента и вплоть до настоящего времени под его чутким руководством Артур усердно исследовал предполагаемые пути обмена веществ у рептилий мезозойской эры — в их сравнительном отличии по отношению к их потомкам нашего времени. Исследования продвигались ни шатко, ни валко, тормозясь подчас из-за отсутствия необходимых средств на проведение экспериментальных работ — что поделаешь, фундаментальная наука в середине XXI века финансировалась не самым лучшим образом.

Местом обитания нашего героя являлось Хорьино — микрорайон новостроек на самой окраине Голдтауна, где он обосновался спустя некоторое время после окончания университета, и куда от последней станции сабвэя нужно было идти пешком пару километров — или ждать одного из весьма редких попутных автобусов. Выбор столь отдаленного микрорайона обуславливался тем, что снять квартиру здесь можно было почти втрое дешевле, чем в центре. И не только из-за удаленности — не очень много было желающих проживать по соседству с заводом, выпускающим ядохимикаты, невдалеке от которого к тому же располагался комбинат по утилизации твердых бытовых отходов (а попросту говоря, сжигающий обычный мусор, который, судя по объему производимых работ, свозился сюда чуть ли не со всего двадцатимиллионного Голдтауна). Восхитительные запахи, источавшиеся этими двумя предприятиями, частенько залетали через открытую форточку, особенно когда дул южный ветер. Зимой еще терпимо, но летом приходилось выбирать между «ароматами» и духотой в закрытой комнате. С неудобствами приходилось мириться — более приличное жилье съедало бы подчистую все доходы, а так удавалось понемногу откладывать. Пределом мечтаний была покупка собственной квартиры, хотя он прекрасно понимал, что с такой скоростью накопления средств ему и через сто лет не приобрести даже захудалой хибары. Может быть поэтому он не особенно переживал по поводу своего нового приобретения, больше полагаясь на удачу — если повезет в жизни, рассуждал он, будет все, а нет — значит пожизненно куковать в этом Хорьино, где основным развлечением (и единственным, на чем собственно останавливался глаз) являлось разглядывание новых рекламных вывесок. Подобный подход к жизни был не совсем в духе описываемой эпохи, когда большинство молодых людей выбирало путь карьерного успеха.

Но таков уж был наш герой.

Глава 2

А теперь, пока Артур находится в состоянии трепетного ожидания доставки своего виртуального друга, нелишне упомянуть, что представлял из себя мир в середине XXI века.

Не сбылись мрачные предсказания тех фантастов, которые прочили приближение конца времен: Земля не стала мрачной пустыней, где с трудом, воюя друг с другом и с невиданными ранее тварями, пытаются выжить остатки человеческого сообщества. Не стала она, правда, и раем земным, где по нажатию кнопки человек мог бы удовлетворить все свои подробности и не думать о завтрашнем дне.

Мир просто стал другим.

Хотя во многом остался таким же.

Вопреки многим прогнозам, на которые был так богат XX век, цивилизация больше не представляла собой единое целое. После Третьей Антитеррористической, окончившейся неудачно для Запада, ряд стран, объединившись в конфедерации, взял курс на самоизоляцию. Так вначале возникли Западноевропейская Лига и Американская Федерация; их примеру последовали другие. На Ближнем Востоке появился Исламский Халифат; на Дальнем Востоке и Юго-Восточной Азии главенствовал Азиатский Альянс. На бескрайних просторах от Одера до Амура расположился Евразийский Союз, в который вошло несколько десятков стран и столицей которого как раз и являлся город Голдтаун. Благодаря стараниям лидеров новоявленных наднациональных структур в мире поддерживалось некоторое подобие порядка — по крайней мере, крупномасштабных военных действий больше не велось, все ограничивалось мелкими стычками на границах слаборазвитых стран, не вошедших ни в один из блоков, да небольшими полувоенными конфликтами внутри этих стран. Чтобы закрепить достигнутый статус-кво и повысить стабильность обстановки, правительства конфедераций подписали соглашение о ликвидации остатков атомного оружия и прекращении разработок ядерных технологий; был наложен также ряд ограничений на создание обычных вооружений. Впрочем, их уже и так успели изготовить столько, что участники локальных конфликтов недостатка в военной технике не испытывали.

Эпоха Великого Раскола, как окрестили то время, хотя и разрешила многие накопившиеся противоречия, привела к замыканию и обособленности человечества. Люди стали меньше путешествовать и знать друг о друге; живые впечатления заменила информация из Сети, зачастую мало соответствующая реальным фактам. Все это привело к искаженному восприятию мира: так, например, американские школьники искренне верили, что американцы первыми изобрели письменность, денежное обращение, порох и электричество, а их сверстники на берегах Нила и Инда полагали, что американский континент населяют ковбои и индейцы. Раскол усилил и социальное расслоение общества — теперь в масштабе даже не отдельных стран, а целых континентов. Уровень жизни в Лиге и Федерации не шел ни в какое сравнение с таковым в Альянсе или Халифате — и уже без всякой надежды для тех, кто желал эмигрировать в поисках лучшей доли. Редкие исключения делались только для перспективных ученых и талантливых инженеров.

Что же касается технического прогресса, достигнутого человеческой цивилизацией, то первая половина XXI века ознаменовалась многими выдающимися открытиями и изобретениями. Поистине эпохальным стало создание немецким конструктором Отто Граупе эффективной модели электромобиля. Ему удалось заменить практически все железные части обычного автомобиля аналогичными деталями из армированного суперпластика, что сделало машину в несколько раз легче и позволило установить электрическую батарею вместо двигателя внутреннего сгорания. Благодаря своей дешевизне электромобили (элькары или попросту эльки) быстро завоевали популярность; пользование транспортом на жидком топливе, кроме того, обложили высокими налогами — как экологически вредного. Впрочем, у мировой элиты престижными остались традиционные марки автомобилей; годовые налоги на них, подчас сравнимые со стоимостью самих машин, их не пугали.

Успеху элькаров перед старыми добрыми бензиновыми авто способствовал и нефтяной кризис, давно предрекаемый футурологами всех мастей — локомотив цивилизации пожирал все больше жидкого топлива и добыча нефти в конце концов перестала успевать за спросом. Наступления глобального энергетического кризиса, к счастью, удалось избежать — в значительной степени благодаря наконец-то осуществленному, пусть и в ограниченных пределах, контролируемому термоядерному синтезу.

В области медицины удалось открыть целый ряд новых препаратов и технологий, позволивших справиться с заболеваниями, которые еще в начале века считались неизлечимыми. СПИД, геморрагические лихорадки, энцефалиты, многие генетические и психические расстройства, практически все формы рака были побеждены. Больших успехов достигли в области замены поврежденных органов и частей тела организма искусственными имплантантами, что подарило надежду многим пострадавшим в катастрофах. Логическим результатом развития искусства сращивания живой и неживой материи стало создание киборгов, в том числе и киборгов-андроидов. Первые представители этого племени в основном использовались в качестве подопытных кроликов для разнообразных научных экспериментов и развлекали публику на выставках и презентациях. Следующему поколению киборгов поручили самые опасные и тяжелые работы как на Земле, так и в космосе; наиболее совершенные формы андроидов, внешне и в поведении практически неотличимые от обычных людей, охотно приобретались крупными компаниями: нередко в офисах генеральных директоров этих компаний можно было видеть секретарш с внешностью и фигурой кинозвезды или известной фотомодели; известных и состоятельных людей подчас сопровождали неприметные личности, на поверку оказывающиеся опаснее роты обычных охранников. Внешнее сходство андроидов с обычными людьми при совершенно исключительных физических данных пугало обывателей; для успокоения последних Координационным Советом Конфедераций, ставшим в эту эпоху высшим законодательным международным органом, было издано постановление, предписывающее киборгам носить на лбу специальный серебряный обруч, напоминающий повязку. Вскоре после того появился целый свод законов, регулирующих отношения между людьми и андроидами — последним, в частности, запрещалось самостоятельно (без особого на то разрешения) посещать ночные клубы, бары, казино и прочие сомнительные места развлечений; они не могли приобретать в собственность недвижимость и выступать истцами в судах. Кроме того, как и все прочие роботы, они в обязательном порядке подвергались особому программированию: проявление какой-либо агрессии в отношении человека активировало программу саморазрушения, полностью уничтожавшую оперативную память и программу координации движений; киборг мгновенно превращался в биомеханический труп. Но даже после этого многие, особенно старики, помнившие еще времена первых персоналок, старались обходить подобные творения биоконструкторов стороной.

Помаленьку продвигалось и освоение ближнего космоса. Полным ходом шла постройка лунной базы, обещающая лет через десять принять первых поселенцев. Первая марсианская экспедиция, совершенная в начале сороковых, привезла сенсационное известие, подтверждавшее гипотезу о существовании когда-то на Марсе цивилизации — были обнаружены развалины города, существовавшего, судя по всему, многие миллионы лет назад. К сожалению, разведывательный характер экспедиции, не предполагавший широкомасштабных археологических изысканий, и слишком малое время, отпущенное для пребывания астронавтов на поверхности четвертой планеты, не позволило детально обследовать руины. Тем не менее сама новость об этом произвела на Земле фурор — в срочном порядке началась подготовка ко второй экспедиции на Марс, окончившейся, увы, плачевно. Космические археологи не успели раскопать и половины построек, как на борту корабля началась эпидемия странной болезни, не поддававшейся лечению известными средствами. Болезнь та, получившая название «марсианская шизофрения», несмотря на строжайшие меры карантина, все же вырвалась на свободу по прибытии корабля обратно — и напугала земной шар не меньше, чем появление СПИДа в конце XX века. К счастью, заболевших ею на Земле оказалось не так уж и много, и с каждым годом их становилось все меньше — последние три года, кажется, не было зарегистрировано ни одного достоверного случая. Но, наверное, не осталось ни одного человека, который не знал бы основные симптомы марсианской шизофрении — вначале излишняя нервная возбудимость, неадекватная реакция на окружающих, заговариваемость и разговоры с самим собой, быстрая утомляемость, чередующаяся с резкими подъемами и т. п. На последней стадии болезни происходил буквально взрыв творческих способностей, а вслед за ним — летальный исход или паралич большей части тела. Самым известным случаем стал итальянский художник Пьетро Тианелли, за одну ночь написавший свою знаменитую картину «Венера Апокалипсиса» и к полудню найденный мертвым. И если до того его имя было известно лишь специалистам в области современной живописи, то после смерти о нем в одночасье узнал весь земной шар, и его картина стала самым ценным приобретением Лувра за последние полстолетия и объектом поклонения многих десятков тысяч паломников.

Впрочем, кто может сказать, хорош или плох нынешний мир, если не помнит века минувшие и не может увидеть века грядущие?



Глава 3

В самый разгар того же дня от чтения изучения поступившей корреспонденции Артура отвлек звонок. Звонил его старый университетский приятель Клива:

— Как дела? Какие планы на воскресенье? Мы тут собираемся на Арену. Обещают большое представление с участием приезжих гладиаторов и монстров. Не желаешь присоединиться?

— А кто еще будет?

— Все свои: Пеко, наш любитель попить пивка, друг его Джоги — они по-прежнему неразлучны, обещали прийти также Гека и Ивор. Давай и ты, а то совсем закиснешь на работе. И так уже больше года вместе не собирались.

— Ну если так, пожалуй и я приду. Когда и где собираемся?

— В десять, у памятника Васильичу. Так что договорились. Насчет билетов не беспокойся — я тут провернул одну удачную операцию и, как говорится, угощаю всю компанию.

Клива дал отбой. Еще в университете он любил организовывать всякие мероприятия. Во времена Красной Империи наверняка бы стал партийным активистом — или, наоборот, стихийным лидером оппозиции. Сопротивляться его обаянию было почти невозможно. Сам Артур на зрелищные мероприятия ходить не любил, и если бы не Клива, может, вовек не заглянул бы на Арену. Но раз обещал — надо выполнять, к тому же в чем-то Клива был прав — после окончания университета они встречались все реже, и на встречах их становилось все меньше. Кто-то уехал, кого-то не отпускали дела семейные, кто-то просто исчез из поля зрения. И от того было немного грустно на душе.

Уместная историческая справка: Арена Голдтауна — в Евразийском Союзе основное место проведения гладиаторских боев, разрешенных особой конвенцией Координационного Совета Конфедераций от 2039-го года. Расположена на месте построенного в середине XX века спортивного комплекса, переоборудованного в конце столетия под мелкооптовый рынок и реорганизованного по прямому назначению три десятилетия спустя. Гладиаторские бои, организованные в лучших традициях Древнего Рима, стали самым популярным и высокодоходным массовым мероприятием середины XXI века.

Через два дня, в воскресенье, без четверти десять Артур подходил к памятнику. Еще издали наш герой заметил Пеко, которого из-за необъятных размеров и столь же большой любви к пиву еще в университете за глаза прозвали Пивопоглотителем. Был он парень недалекий, но бесхитростный и компанейский, за что его любили, хотя и частенько подтрунивали. Где-то сбоку от него выглядывал Джоги — маленький, вертлявый, любитель поболтать и посплетничать, часто весьма язвительно. Пеко и Джоги были дружны чуть ли не с абитуры, хотя непонятно было, что удерживает вместе столь непохожих людей. В шутку еще тогда кто-то окрестил их братьями-близнецами, и прозвище сие так и осталось за ними. Они даже работали вместе — на одной частной звероферме, разводящей на продажу экзотических зверюшек.

Почти одновременно с другой стороны появился Ивор — вечно чем-то озабоченный, подчас слишком серьезный. За свою ответственность перед любым, даже самым пустяковым делом Ивор еще на первом курсе был выбран старостой своей группы, а года два спустя — старостой всего их курса. Особыми талантами в науках он не блистал, но благодаря невероятной усидчивости и кропотливости учился довольно неплохо. После окончания ГГУ поступил на работу в комиссию по Экологическому контролю Голдтауна. Друзья шутили, что при его старательности лет эдак через двадцать быть ему министром.

Приятели обменялись приветствиями и заговорили все разом — слишком давно не виделись, и новостей у каждого накопилось предостаточно.

— А ты ничуть не похудел — Артур легонько хлопнул Пеко по выступающему вперед животу — все борешься с зеленым змием путем его уничтожения?

— Пиво — напиток практически безалкогольный и для здоровья полезный — философски ответствовал тот.

— А ты сам-то — доктором наук стал или как? — это вклинился Джоги, как бы заступаясь за своего друга. — Мне бы половину твоего ума и сообразительности — профессором был бы да сидел на теплом месте где-нибудь в элитном научном центре. Все небось подрабатываешь в своей конторе?

— Да потихоньку, жить-то надо. В нашей жизни пока профессором станешь, ноги протянешь. Как дальше будет — я пока не решил.

— Ну а твои дела как, Ивор — переключился Джоги, — по-прежнему на госслужбе или присмотрел что-то получше?

— Да все там же — мне эта работа нравится. Приличный стабильный заработок, постепенный должностной рост, солидная пенсия с надбавками за выслугу лет — чем плохо?

Похоже, что у того вся жизнь уже расписана по плану.

Ивор еще долго мог бы распространяться по поводу преимуществ служения государству, но в этот момент появился Клива.

— Ну что, вся компания в сборе? — весело спросил он.

— Геки пока не видно.

— Как всегда опаздывает, небось с утра пораньше опять сидит за монитором.

Гека был из породы компьютерных гениев и при этом совершенно бесшабашным геймером — играл как в одиночку, так и с такими же любителями, как и он. Артур тоже иногда перекидывался с ним по Сети в сложные стратегические игры типа Future Civilizations IV, однако лично не виделся довольно давно — при том, что с Гекой они были дружны, пожалуй, больше всего.

Клива достал пачку Dream Lake и они с Джоги закурили. Артур первым нарушил молчание:

— Что показывать-то будут сегодня?

— Ну ты совсем отстал от жизни со своей наукой! — отозвался Джоги — Видеоролики же повсюду. Новые монстры из лаборатории доктора Зего, несколько гастролирующих гладиаторов из Лиги и Альянса, да примерно столько же отечественных бойцов, а также знаменитая киборг-боец Лара Армстронг, еще ни разу не бывавшая у нас, но успевшая прославиться за океаном. Оружия не использует, дерется голыми руками.

— Киборг-боец — по-моему, слишком опасно.

— Не волнуйся, боевая программа включается только на Арене и за пределами бойцовского ринга сразу же аннулируется.

— Ну что ж, посмотрим на заезжую звезду.

— Кажется, для нее намечено свободное выступление.

— А это еще что такое?

— Разве не знаешь? Выйти против нее может любой желающий. Победитель получит весьма неплохой куш, можешь потом всю жизнь не работать. Случайно не хочешь попробовать? Любое оружие, любая броня по твоему выбору. Ионный гранатомет, конечно, не дадут, а то еще случайно разнесешь половину Арены. А так используй что пожелаешь.

— Опять твои шуточки, Джоги! Что-то не слышал я, чтобы кто-то сильно разбогател, выступая на Арене — если только не через тотализатор.

— Увидишь, так или не так. Я сам ее выступления видел только в Сети.

Ивор взглянул на часы. Уже начало одиннадцатого — пора трогаться в путь, чтобы успеть пораньше занять место на трибунах и не толкаться перед входом. Геки все не было видно.

— Ну что, ждем еще минут десять, потом идем. Кто не успел, тот опоздал.

И они продолжили обмениваться новостями.

Гека появился, когда назначенное время уже практически истекло.

— Ой, ребята, извините меня — мне срочно нужно было одну задачку на компьютере просчитать.

Все тихо про себя засмеялись.

— Я не сильно опоздал?

— Ничего, дружище, с тебя только штрафной. Поставишь как-нибудь вне очереди. А сейчас пора в путь.

И вся компания двинулась по направлению к сабвэю. На место они прибыли примерно через полчаса. Народу было немало, вовсю спрашивали лишние билетики. Спасибо Кливе — позаботился об заранее, и вскоре приятели восседали на своих местах на восточной трибуне. Из карманов своей бездонной куртки Пеко извлек несколько банок пива, пару пачек чипсов и упаковку пластиковых стаканчиков; все угостились. Народ постепенно заполнял трибуны; многие также доставали припасенное заранее внутреннее горючее. Охране, конечно, не полагалось пропускать носителей горячительных напитков, однако детально редко кого обыскивали.

Увлеченные воспоминаниями о былых беззаботных университетских временах, наши друзья не заметили появления первых гладиаторов. Только утихнувший шум на трибунах и звук гонга отвлекли их от оживленной беседы. Два гладиатора — один в синем, другой в белом, представляющие, соответственно, Союз и Альянс, вооруженные похожими на короткие мечи электрошокерами и резиновыми щитами, начали поединок, стремясь поразить друг друга в незащищенные места. Не проявляя особого энтузиазма в сражении, они довольно долго топтались на одном месте; на трибунах уже начали раздаваться смешки и недовольные выкрики. Наконец бойцу в синем удалось обманным маневром, перебросив электрошокер в другую руку, ткнуть им куда-то в область шеи противника. Тот, дернувшись от разряда, на некоторое время был оглушен, синий для верности ткнул его еще раз, после чего повалил ударом щита. Удовольствовавшись довольно жидкими аплодисментами после победно вытянутой руки, синий удалился; следом на носилках унесли откачивать белого.

Следом выпустили гладиатора в оранжевом (цвет независимого участника, выступающего от себя лично) и какого-то монстра, похожего одновременно и на гигантского паука, и на переросшего уродливого бультерьера. Хотя, даже встав на задние лапы, этот урод едва ли смог бы дотянуться до груди своего противника, судя по всему, представлял определенную опасность — гладиатор не спешил подходить близко к своему противнику, осторожно прикрываясь щитом из полированного металла и выставив наготове мачете. И не напрасно — хотя монстр и выглядел сонным и не проявлял какой-либо агрессивности, он внезапно, без всякого предупреждения, прыгнул на человека, однако был отбит щитом.

Тут уже сражение пошло по-настоящему: оскалив клыки, монстр нападал и так же внезапно отскакивал, человек, в свою очередь, парировал наскоки и сам пытался рубануть по противнику. В какой-то момент ему это удалось, и он отрубил монстру кусок лапы. Это разозлило последнего — его прыжки стали чаще и наконец ему удалось ухватить гладиатора за ногу. По-видимому, он прокусил сапог — Артур сделал такое заключение по внезапно побледневшему лицу бойца. Собравшись с силами, тот нанес ответный удар, поразив чудовищное создание в живот. Паук, тем не менее, и не думал разжимать челюстей, хотя следующий удар фактически отсек ему башку. Но даже тогда монстр, подобно истинному бультерьеру, продолжал держать мертвой хваткой. Подбежавшие слэйвы (помощники Арены) помогли бойцу отодрать чудовищную голову, после чего провозгласили победителем, и под бурные крики одобрения он, хромая, удалился с Арены.

Далее уже основательно подогретую публику попотчевали схваткой двух монстров. Один из них был похож на краба размером почти с бегемота. Наведя бинокль, Артур заметил, что у этого «краба» холодный немигающий взгляд змеи и острые, точно отточенные, клешни. Другой монстр походил на помесь гориллы и волка-оборотня и был вооружен длинным заостренным металлическим прутом, который, судя по всему, можно было использовать и как лом, и как копье. Как успел отметить наш герой, взгляд этого создания был более осмысленным; не исключено, что оно обладало какими-то зачатками разума.

Звук гонга на сей раз сопровождался завывающими звуками и световой вспышкой, призванными служить для приведения монстров в ярость. Горилла-оборотень кинулся к противнику, размахивая прутом; тот угрожающе поднял вверх клешни и стал пощелкивать мощными челюстями. Первый удар прута пришелся на панцирь; почти так же легко краб отразил еще несколько выпадов, после чего сам перешел в атаку. Гориллоиду пришлось отступить, он отскочил довольно далеко и, казалось, обдумывал ситуацию. Трибуны подбадривали его выкриками и свистом. Наконец тот вновь двинулся вперед, при этом тактика его изменилась: теперь он, действуя прутом как копьем, пытался поразить врага в глаз или челюсть. Однако его удары в основном приходились в защищенную часть туловища краба, не причиняя последнему особого вреда. В конце концов краб, изловчившись, ухватился клешней за прут и потянул его к себе. Гориллоид попытался высвободить его и это оказалось ошибкой: второй клешней краб ухватил его за руку и наполовину перерубил ее. Дикий крик раненого монстра был слышен, наверное, и за пределами Арены; выпустив прут, гориллоид в бессильной ярости кинулся на противника врукопашную, что стало еще большей ошибкой — краб не упустил случая вцепиться в ноги противника, нанеся глубокие рваные раны. Гориллоид вновь издал вопль ярости и боли, повалившись на спину; краб ухватился клешнями за его бок и стал методично кромсать поверженного противника. Подоспевшие слэйвы электрошокерами отогнали краба-победителя, загнав его обратно в загон, а затем унесли тело гориллоида.

Все-таки жестокое зрелище эти бои, подумал про себя Артур. Зря их разрешили в угоду звериным инстинктам толпы.

Следующий бой он смотрел уже не так внимательно, заспорив о чем-то с приятелями. На Арене при этом сражались одновременно несколько гладиаторов и монстров. Увлекшись спором, Артур так и не заметил, чем закончился поединок.

После этой битвы объявили десятиминутный перерыв, в ходе которого глашатаи принялись зазывать отважных и безрассудных принять участие в «вольном поединке» — то, о чем упоминал Джоги.

В «вольном поединке», согласно правилам, действительно мог принять участие любой желающий. Ему давали все необходимое для сражения — с учетом личных пожеланий, разумеется, и он мог бросить вызов любому гладиатору или монстру. В случае победы его ожидал солидный денежный приз — тем больше, чем опаснее был противник, а в случае поражения (если, конечно, оставался жив) — необходимую медицинскую помощь. Несмотря на то, что шансов у любителя было не очень много, желающие рискнуть собой в надежде сорвать хороший куш не переводились никогда. Вот и сейчас несколько человек с разных трибун устремились вниз и скрылись за одной из дверей снизу.

После гонга, возвестившего об окончании перерыва, на ринг вышли два робота — каждый комплекцией с добрый трехстворчатый шкаф. Вооруженный новейшим оружием, каждый из подобных роботов мог бы сразиться с целой дивизией. Однако перед выходом на Арену с них сняли весь боекомплект — случайная ошибка или потеря управления были бы слишком опасны для зрителей. Поэтому железным шкафам ничего не оставалось, как сойтись в кулачном поединке друг с другом. Грохот и скрежет заполнили окрестности, роботы отчаянно дубасили друг друга, как заправские кулацкие бойцы. Трибуны радостно загалдели, повсюду заключались пари. Каждый удар такого робота мог бы, наверное, перевернуть танк, однако броня их была настолько прочной, что удары не оставляли даже вмятин. Наконец одному из громил удалось припечатать другого сверху по голове и тем вызвать сбой в программе координации — движения того стали беспорядочными. Первый не преминул воспользоваться успехом — резким ударом сбоку в основание головы сбил противника с ног и, подобно истинному гладиатору, наступил тому на грудь и вскинул руку вверх. Трибуны приветствовали его бурными аплодисментами.

Следующими на ринг вышли двое из числа только что набранных «вольных стрелков», и против них — профессиональный гладиатор. Наведя на него бинокль, Артур отметил спокойное, уверенное, уже немолодое лицо, покрытые шрамами и рубцами от ожогов руки и невольно проникся к нему симпатией. Всех троих вооружили одинаково — короткими дубинками. Противники некоторое время кружились друг вокруг друга, не решаясь сойтись в ближний бой и ограничиваясь отдельными выпадами. «Вольные стрелки» тоже, по-видимому, были не новичками и владели кое-какими приемами боевых искусств; с другой стороны, технику профессионала можно было бы назвать виртуозной, что уравнивало шансы. Переломить ход сражения гладиатору удалось во время неудачного выпада одного из своих противников — внезапно присев, он врезал тому дубинкой по незащищенному колену, почти одновременно ударив другой рукой в грудь, и таким образом повалив на землю.

Второй «стрелок», увидев, что напарник упал, попятился и принял оборонительную стойку. Трибуны засвистели, послышались выкрики «Трус!» и «Отрабатывай свои денежки!». Уязвленный выкриками, тот перешел в наступление, обхватив дубинку обеими руками и размахивая ею, как двуручным мечом, надеясь, видимо, мощным ударом сразу поразить гладиатора. Не возымело эффекта: опытный противник легко уклонялся от легко предсказуемой траектории оружия, а в подходящий момент сам нанес ощутимый ответный удар под ребра, заставив отступить. Одновременно гладиатор «успокоил» первого противника, уже начинавшего подниматься на ноги, после чего перешел в активное наступление. Атака опытного воина оказалась сокрушительной — как второй любитель не пытался обороняться, он вскоре получил еще два чувствительных удара, после чего бросил дубинку на землю и рухнул на колени — это означало признание поражения.

Следующий тур во многом напоминал предыдущий и в детали его Артур особенно не стал вдаваться. Кажется, на этот раз повезло «вольному стрелку» — очевидно, гладиатор, сражавшийся с ним, был менее опытным.

После очередного удара гонга на трибунах вдруг стало необычайно тихо — решивший о чем-то спросить Кливу Артур понял, что произошло нечто экстраординарное. Обратив свой взгляд на ринг, он увидел стоящую в противоположном его конце женскую фигуру. Отобрав у Геки бинокль обратно, он смог внимательно рассмотреть ту, которую называли Лара Армстронг. Вопреки его ожиданиям, Лара отнюдь не производила впечатление бой-бабы; увидев ее в толпе, Артур и не обратил бы на нее внимание. Стройная худощавая светловолосая девушка ростом чуть ниже среднего, с короткой стрижкой и традиционной для андроидов лентой на голове, одетая в обтягивающий спортивный костюм. Девушка ничем не была вооружена и не имела никаких защитных приспособлений. Поточнее наведя бинокль, Артур смог разглядеть горделивую осанку и спокойный уверенный взгляд — если бы не головная повязка, никогда не поверил бы, что перед ним киборг.

Ее противниками выступили сразу трое, облаченные чуть ли не в бронескафандры и вооруженные до зубов. У одного в руках Артур разглядел здоровенный остроотточенный топор, у другого — обоюдоострый меч; кроме того, у каждого за поясом засунуты электроразрядники. Переведя бинокль на третьего, Артур обратил внимание, что тот вооружен бластером, а в качестве дополнительного оружия — громадным четырехгранным кинжалом, сделанным, судя по виду, из какого-то особого вида стали — и, скорей всего, ненамного менее опасный для киборга, чем для человека. Кроме того, Артура поразило выражение его лица: в киношных боевиках такие лица принадлежали обычно профессиональным убийцам. Когда-то давно Артур слышал, что иногда под маской гладиаторов выступают приговоренные к смертной казни за особо тяжкие преступления; удачные выступления дают им возможность заменить свой приговор на контракт со школой гладиаторов. Весьма вероятно, что здесь как раз тот случай.

По сигналу рефери троица перешла в наступление. Скорей всего, они успели предварительно обговорить детали, поэтому действовали согласованно. Тот, что был вооружен бластером, начал палить по Ларе, остальные с разных сторон принялись подкрадываться к андроиду, беря его как бы в клещи. Лара проявляла чудеса акробатики, увертываясь от огня, и лишь единожды выстрел слегка опалил ей руку. Когда противники сблизились, бластеру пришлось замолчать, чтобы не попасть по своим, и этим воспользовалась Лара: великолепным прыжком она перепрыгнула через своего врага, вооруженного топором, и, ухватившись за него одной рукой, она развернула его к себе.

А другой рукой Лара сломала ему шею.

Трибуны охнули.

Опомнившись, гладиатор с бластером вновь принялся палить, его коллега остановился и начал осторожно размахивать мечом, надеясь, видимо, поймать момент, когда биомеханическая девушка ошибется или будет поражена метким выстрелом. Но его надеждам не суждено было оправдаться: Лара внезапно присела и, немыслимым образом перекатившись ко второму противнику, повалила того, дернув за ноги. Почти сразу же она поднялась, держа врага за шкирку, словно тряпичную куклу. Размахнувшись, Лара запустила телом в сторону энергетической преграды, отделяющей Арену от зрителей. Шмякающий звук удара подтвердил, что противник надолго выведен из строя.

Трибуны замерли.

Бластер снова принялся за работу, однако ненадолго: закончился заряд. Отшвырнув его в сторону, третий противник Лары выставил вперед кинжал, надеясь если не выиграть, то по крайней мере дорого продать свою жизнь. Надежды его связывались, по-видимому, с почти непробиваемой броней: его бронежилет был прошит стальными полосами, что делало его практически несжимаемым, и весь усеян острыми шипами; голову прикрывал мощный стальной шлем. Несмотря на кажущуюся громоздкость, данная конструкция не скрадывала движений. Но и здесь грубая сила спасовала перед ловкостью: после серии обманных выпадов Ларе удалось точным ударом по руке врага выбить оружие. Тот, уйдя в глухую оборону, начал медленно пробираться к упавшему кинжалу, и ему почти удалось схватить его; однако как ни быстрым был его рывок, реакция Лары оказалась быстрее: ударом ноги в предплечье она свалила противника на землю, заодно киборгиня отбросила кинжал далеко в сторону. Судя по всему, ей не был чужд кодекс чести гладиаторов: она не стала наносить удары по упавшему. Когда тот поднялся, вновь началась опасная игра, однако и вторая попытка завладеть оружием окончилась неудачей: сделав очередной прыжок, Лара нанесла хлопнула ладонью по шлему сбоку. Не причинив значительного физического вреда, шлепок оглушил человека, чем киборг не замедлил воспользоваться: сорвав шлем, Лара нанесла еще один удар сверху, для незащищенной головы подобный удару кувалдой.

Бой на том завершился.

Трибуны буквально взревели — одни приветственными криками, другие — яростными воплями. На ринг полетели бутылки, кирпичи, кое-где завязались потасовки. Внезапно, точно материализовавшись из воздуха, на трибуны высыпалось множество охранников, которые бросились наводить порядок и успокаивать особо активных. Выскочивший на Арену рефери объявил об окончании представления.

На обратном пути приятели принялись обсуждать вопрос, почему выступление Лары вызвало столь неадекватную реакцию зрителей.

— Все просто, парни — развеял сомнения Джоги — ну какая мужская душа потерпит, чтобы женщина, пусть даже выдающихся способностей, одна уложила трех мужиков?

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


База даних захищена авторським правом ©mediku.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка