Республики казахстан




Сторінка6/11
Дата конвертації14.04.2016
Розмір2.24 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ПРОФИЛАКТИКА ВИРУСНЫХ БОЛЕЗНЕЙ

ЖИВОТНЫХ

Специфическая профилактика вирусных болезней обеспечивается применением различных типов вакцин: цельновирионных (живых и инактивированных); субъединичных; рекомбинантных; вакцин из живых рекомбинантов; синтетических пептидов и антиидиотипических вакцин

В СНГ в ветеринарной практике живые вакцины используются для профилактики ньюкаслской болезни (из штаммов La Sota, В1, Н, Бор/74 ВГНКИ), болезни Ауески (ВГНКИ, БУК-622), чумы плотоядных (668- КФ, ЭПМ, Рокборн), чумы крупного рогатого скота живую вирус вакцину из штамма ЛТ, инфекционного ларинготрахеита птиц (лиофилизированная вакцина из штамма ВНИИБП), оспы овец (лиофилизированная культуральная вакцина из модифицированного штамма вируса), чумы свиней (лиофилизированная культуральная вакцина из штамма К), болезни Марека (лиофилизированная вакцина из штамма ФС-126), оспы птиц (голубиный вирус оспы) и т. д.

Получение живых вакцин включает выделение аттенуированных штаммов вирусов путем:



  1. различного рода адаптацией патогенных вирусов к маловосприимчивым или совсем невосприимчивым лабораторным животным (штамм Л3 Накамура - чума крупного рогатого скота, штамм К - чумы свиней); к культурам клеток (штамм сэбина вируса полиомиелита, штамм ЛТ чумы крупного рогатого скота);

  2. селекции природно-ослабленных штаммов вирусов при атипично или латентно протекающих инфекциях (штамм В1, La Sota, Бор/74/ВГНКИ вируса ньюкаслской болезни и др.).

  3. использование гетеротипичных антигенно родственных апатогенных штаммов в качестве живых вакцин (штаммы вируса оспы голубей для оспы кур, штамм ФС-126 и др.).

Живые противовирусные вакцины представляют

лиофилизированные взвеси вакцинных штаммов вирусов, выращенных в различных биологических системах. Основное свойство последних, принципиально отличающее их от циркулирующих в природе патогенных штаммов- стойкая утрата способности вызывать в организме привитого животного типичную инфекционную болезнь. Вместе с тем вакцинные штаммы обладают способностью «приживляться» в организме животного, т.е. размножаться как в месте введения, так и в регионарных лимфатических узлах и внутренних органах.

Живые вакцины, полученные на основе аттенуированных вакцинных штаммов вирусов, обладают рядом преимуществ перед инактивированными. Главное из них - высокая напряженность и длительность создаваемого ими иммунитета, приближающего к постинфекционному. Важное достоинство живых вакцин - возможность для большинства из них однократного введения. Развитие вакцинальной инфекции сопровождается размножением вакцинного штамма в организме, образованием и поступлением в организм в течение длительного времени активных антигенных субстанций, обеспечивающих формирование напряженного иммунитета.

Вторым преимуществом живых вакцин является возможность применять их не только подкожно, но и перорально, интраназально и аэрозольно.

Однако живые вакцины имеют ряд недостатков, связанных с тем, что действующее начало этих препаратов весьма чувствительно к неблагоприятным факторам, возникающим в производстве, при транспортировке, хранении и применении.

Специальные требования предусматривают качество компонентов живых вакцин и особенно чистоту вируссодержащего материала. При получении живых вакцин на культурах клеток, в куриных эмбрионах субстраты могут оказаться контаминированными посторонними вирусами, микоплазмами, бактериями. В этом отношении особенно опасны гомологичные ткани.

Живые вакцины не содержат консервантов, поэтому при вскрытии ампул и растворении их содержимого необходимо строго соблюдать правила асептики.

Инактивированные вакцины - сложные по составу препараты. Производство их требует большого количества вируса. Например, в производстве инактивированной противоящурной вакцины используются реакторы емкостью до 2 т для выращивания клеток ВНК-


  1. и вируса глубинным методом. В изготовлении инактивированных вакцин с каждым годом проблема сырья приобретает все более острый характер. Возрастающие трудности получения первичной культуры почечных и тестикулярных клеток для репродукции вирусов побуждают исследователей получить чувствительные к этим вирусам перевиваемые линии клеток. В настоящее время накоплен определенный материал, свидетельствующий о безопасности биопрепаратов, полученных с использованием линий перевиваемых клеток в медицинской практике (Т.А.Бектемиров, 1988).

В инактивированной цельновирионной вакцине вирусный геном должен быть необратимо переведен в неактивную форму или разрушен. Остаточная инфекционность инактивированных вакцин даже при наличии химической или физической инактивации генома может быть обусловлена разнообразными генетическими воздействиями между отдельными интактными фрагментами нуклеиновых кислот. Поэтому понятие «убитые вакцины» в известной мере условно.

Требования, предъявляемые к убитым вакцинам - полная и необратимая инактивация генома при максимальной сохранности антигенной детерминанты и иммунная защита привитых животных. Инактивант должен необратимо повреждать нуклеиновую кислоту и в минимальной степени затрагивать белки. При абсолютной инактивации вируса должны быть такие изменения генома, которые исключают транскрипцию или трансляцию вирусной РНК или репликацию вирусной нуклеиновой кислоты.

Для получения инактивированных вакцин в качестве инактивантов широко используются формалин, гидроксиламин, этанол, бета- пропиолактон, этиленимин, УФ- и гамма-облучение, температура, а также другие инактивирующие инфекционность вирусов химические вещества.

Очистка вируса при получении инактивированных вакцин является важным этапом, так как убитый вирус не размножается в организме, и для получения достаточно интенсивного иммунного ответа необходимо вводить при вакцинации значительное количество вируссодержащего материала. Суспензия вируса, использованная для изготовления вакцин, обычно содержит значительные количества компонентов клеток, которые дают дополнительную нагрузку на иммунную систему организма, поэтому вирусные суспензии должны быть очищены от балластных агентов.

Известны три метода создания субъединичных вакцин: 1)

получение большого количества вируса, его очистка и выделение иммуногенных субъединиц (так называемые «сплит-вакцины»), однако этот способ дорогостоящий и вряд ли найдет когда-либо промышленное применение; 2) химический синтез специфического иммуногена, что требует знания структуры и аминокислотного состава антигенных детерминант. К сожалению, это требует технологически сложного пептидного синтеза; 3) генно-инженерный метод. Это микробиологический синтез продуктов, аналогичных протективным антигенным детерминантам. Микробную клетку можно заставить синтезировать субъединичную или молекулярную вакцину, такую же, какую получают по второму методу.

Видимо, в ближайшие годы субъединичные вакцины, полученные генно-инженерным методом, дополнят или заменят вакцины, полученные из цельного вируса. Применение субъединичных вакцин, не содержащих вирионов или вирусных нуклеиновых кислот, исключает риск заражения животных. Получены обнадеживающие результаты применения субъединичных вакцин против двух тогавирусов: вируса леса Семлики (род альфа-вирус) и клещевого энцефалита (род флавивирус).

Следует отметить, что современные зарубежные технологические разработки в области получения субъединичных вакцин отчетливо сориентированы на минимизацию размеров пептидов, вызывающих иммунный ответ организма.

Субъединичные вакцины обладают значительными преимуществами по сравнению с традиционными препаратами: они безопасны, так как не содержат вируса, способного вызвать заражение, свободны от вредных примесей, стабильны и не требуют хранения в рефрижераторах.

В 1987 г. была таким же путем получена вакцина против полиомиелита. Однако сегодня еще главным недостатком вакцин, полученных микробиологическим синтезом в E.coli, являются слабые иммуногенные свойства.



Рекомбинантные вакцины на основе использования вируса осповакцины. Это новое направление в создании генно-инженерных противовирусных вакцин, суть которого состоит в ведении в геном крупных вирусов генов протективных (противовирусных) белков (антигенов). В этом направлении получили большое развитие работы по использованию вируса осповакцины (ВОВ) в качестве вектора для экспрессии чужеродных генов в культуре клеток и организме животных.

Создание живых генно-инженерных вакцин связано с получением аттенуированных генетических реассортантов. Для некоторых вирусов с большим фрагментированным геномом это достигается делецией некоторых несущественных для репликации генов. Против гриппа сконструированы реассортные вакцины, включающие два гена, кодирующие поверхностные гликопротеиды вируса (НА и NA) современного штамма и шесть генов, кодирующих внутренние белки.

Химиотерапевтические препараты подавляют обычно какой-либо тип вирусоспецифических ферментативных реакций. В результате опосредованно нарушается сродство вирусных протеинов друг к другу либо отсутствует какой-либо из компонентов вирионов. Химиотерапевтические препараты, предназначенные для применения in vitro, должны направленно воздействовать на вирусоспецифические биосинтетические процессы, затрагивая процессы, протекающие в незараженных клетках, в минимальной степени, и не обладать вредными побочными эффектами на уровне организма в целом.

Можно выделить три основные группы препаратов, подавляющих начальные (адсорбция и проникновение), средние (синтез компонентов) и заключительные (композиция и освобождение) стадии взаимодействия вирусов с клетками. Обнаружен ряд синтетических препаратов, ингибирующих нейраминидазную активность миксовирусов. Наиболее активным из них оказался 2-фенил-Р-хлорэтил-4-кето-2,3,5,6- метилгидроксозин (СИМО), являющийся аналогом сиаловой кислоты. СИМО резко снижает инфекционную и гемагглютинирующую активность ряда штаммов вируса гриппа типа А. Препятствует адсорбции вирионов на клетках также а-

аминопараметоксифенилметансульфоновая кислота (ЛМрБ). Ремантадин и амантадин действуют на этот процесс в широких границах. Ремантадин оказался наиболее эффективным ингибитором репродукции вируса гриппа А. Ремантадин и амантадин специфически блокируют стадию раздевания вируса и вызывают искусственное накопление промежуточных продуктов раздевания. Они блокируют слияние вирусной оболочки с лизосомальной мембраной, и вирусный геном не выходит из лизосомы. Ремантадин не влияет на адсорбцию и проникновение вируса в клетку, но блокирует вторую стадию раздевания вируса - удаление белка М с поверхности РНП.

Ингибиторы синтеза вирусных компонентов. Это главным образом вирусспецифические транскриптазы, гуанидин, 5-йод- и 5- бромпроизводные дезоксиуридина (ингибиторы репродукции герпес- и поксвирусов). В основе механизма ИДУ и БДУ лежит их способность включаться в состав вирусной ДНК. Препарат аденин-арабинозид оказался активным в отношении ряда ДНК-содержащих вирусов (герпеса простого, осповакцины).

Ингибиторы сборки и освобождения потомства вирионов. Такими ингибиторами являются препараты группы изатин-Р-тиосемикарбазана (ИБТ) и в первую очередь метисазон (морборан) в отношении вирусов группы оспы.

Вирусостатические препараты - иммуностимуляторы и иммунокорректоры - изопренозин и тиазол (левамизол). Изопренозин стимулирует клетки мононуклеарно-макрофагальной системы, и в частности активирует пролиферацию лимфоцитов. Левамизол имеет широкий спектр действия- он способствует восстановлению пониженной иммунореактивности, кроме того, обладает противовирусной и антитуморогенной активностью.

В настоящее время все большее признание получило комбинированное использование вакцин с индукторами интерферона и химиотерапевтическими препаратами. Комбинированное использование различных противовирусных препаратов является перспективным направлением в предупреждении и лечении вирусных болезней (Ф.И.Ершов и др., 1984). Противовирусным действием обладают нуклеазы- ферменты, разрушающие нуклеиновые кислоты, в результате, которого последние быстро теряют активность. При гриппе наиболее перспективным препаратом оказался аномальный нцуклеозид рибовирин, обладающий активностью в отношении вирусов гриппа А и

В. Рекомендован и второй препарат - рибомидил при аэрозольном способе применения. Показано, что введение физиологического ингибитора протеаз - апротинина в зараженные куриные эмбрионы блокирует протеолитическое нарезание вирусных гликопротеидов и эффективно подавляет репродукцию парамиксо- и ортомиксовирусов (О.П.Жирнов и др., 1985).

Механизмы формирования резистентности вирусов к химиопрепаратам неоднозначны и, как правило, связаны с особенностями влияния данного препарата на определенные узловые этапы вирусной репродукции. Из сказанного следует, что необходимо одновременное применение двух препаратов, обладающих различным механизмом действия. Второй возможный путь борьбы с возникновением ингибиторорезистентных мутантов - применение препаратов, ингибирующих наиболее раннюю стадию репродукции вируса.

Таким образом, лечение вирусных болезней до сих пор остается сложнейшей проблемой. В этом направлении проводятся разносторонние, глубокие и далеко идущие исследования.

Исследователи Национального института рака в США обнаружили клетки, обладающие сильным противоопухолевым действием. В экспериментах на мышах эти клетки (так называемые проникающие в опухоль лимфоциты - ПОЛ) применялись в сочетании медиатора иммунной системы интерлейкин-2 с циклофосфамидом. Такой метод оказался в 50-100 раз эффективнее, чем адаптивная иммунотерапия, предусматривающая обработку белых кровяных телец интерлейкином-2. Пока он испытывался только на животных, и неясно, даст ли он такой же эффект при лечении людей. После введения ПОЛ, которые первоначально были обнаружены в опухолевой ткани мышей, удавалось излечивать у подопытных животных рак толстой кишки, легких ипечени. В 1985 г. Стивен Розенберг- привлек внимание общественности своим, как он утверждал, «новым подходом к лечению раковых заболеваний». Он брал лейкоциты пациентов, страдающих раком, и смешивал их уже упоминавшимся интерлейкином-2 in vitro. Когда клетки затем вводились обратно в организм их хозяина (а все пациенты имели стойкие раковые опухоли, не реагировавшие на другие виды лечения), 40% опухолей реагрессировало. Это лечение в той форме, как оно осуществляется сейчас,- сложная дорогостоящая и токсическая процедура. Однако более широкие испытания показывают впечатляющие результаты, особенно в борьбе с раком почек и меланомой.



Контрольные вопросы: 1 Живые противовирусные вакцины, инактивирующие вакцины, химические вакцины. 2 Генно-инженерный метод получения вакцин. 3 Химиотерапия вирусных болезней. 4 Значение специфической профилактики вирусной болезни животных для здоровья людей.

ВИРУСЫ, ВЫЗЫВАЮЩИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ НЕСКОЛЬКИХ

ВИДОВ ЖИВОТНЫХ

Бешенство - остро протекающая болезнь теплокровных животных, характеризующаяся поражением центральной нервной системы. Восприимчивы все виды домашних и диких животных, а также и человек. Вирус относится к семейству Rhabdoviridae, роду Lyssavirus. Инфекционная природа бешенства установлена в начале XIX в. Цинке во Франции (1804) первым экспериментально доказал заразительность слюны бешеных собак. Его соотечественник Галтье (1879-1881) искусственно воспроизвел бешенство у кроликов и предпринял попытку иммунизации овец путем внутривенного введения слюны больных животных. Л. Пастер доказал тропизм возбудителя бешенства к ткани мозга и добился его ослабления путем прививок от кролика к кролику при интрацеребральном введении мозговой суспензии. После дополнительной инактивации путем высушивания над кристаллами едкого калия Л.Пастер использовал спинной мозг зараженного кролика для изготовления антирабической вакцины. Возбудитель - крупный РНК-содержащий вирус пулевидной формы. Длина вирионов - 180 нм, диаметр- 7,5-8 нм (рисунок 7).

Рисунок 7 - Вирион бешенства

Важнейшим этапом дальнейших научных исследований было открытие специфических протоплазматических включений в нейронах головного мозга (В.Бабеш, 1887, и А.Негри, 1903) (рисунок 8).

Основные эпизоотологические данные. В организме больного животного вирус размножается и накапливается главным образом в сером веществе головного мозга, особенно в аммониевых рогах, коре больших полушарий, мозжечке, продолговатом мозге. Источником

Рисунок 8 - Тельца Бабеша-Негри под микроскопом

возбудителя инфекции служат больные животные. Вирус выделяется главным образом со слюной, а также (редко) с мочой и молоком. Болезнь передается через укус, при котором в рану попадает слюна.

Заболеваемость бешенством

имеет определенную цикличность по месяцам: до 50% приходится на

январь-май, затем наблюдается снижение и новый подъем с ноября по декабрь.



Течение и симптомы.

Инкубационный период варьирует от 14-16 дней до нескольких месяцев, но чаще всего составляет 3-6 недель, что зависит от силы нанесенного укуса, его локализации и степени иннервации места укуса, резистентности покусанного животного, вирулентности вируса и количества проникновения в рану. Типичное течение буйной формы сопровождается вначале беспокойством животного, затрудненным жеванием и глотанием, прекращением лактации. Затем беспокойство быстро нарастает и переходит в буйство. Животное рвется с привязи, хрипло ревет, подняв вверх голову, роет ногами землю, бросается на других животных (особенно на собак) и даже на человека. Наблюдается слюнотечение, обильное отделение пота, судорога отдельных мышечных групп, жвачка ослабевает и прекращается, часто повторяются позывы мочеиспускания и дефекации. Постепенно развиваются параличи нижней челюсти, языка, мускулатуры задних и передних конечностей. На 3-6-й день болезни животное погибает, иногда внезапно во время приступа буйства. Паралитическая (тихая) форма бешенства протекает без признаков возбуждения. Животное отстает от стада, прекращается жвачка, затрудняется глотание, появляется слюнотечение, мычание становится слабым, хриплым, походка вялая и шаткая. Развиваются параличи конечностей. Может наступить гибель животных.



Антигенная вариабельность и родство. Вирус имеет 4 серотипа, что, видимо, обусловлено различием в составе мембранных белков. Вирус первого серотипа - штамм CVS и сходные с ним полевые и лабораторные штаммы, выделенные в различных частях света. Вирус второго серотипа; прототип его - штамм Lagos Bat, выделенный из костного мозга летучей мыши в Нигерии. Вирус третьего серотипа;

прототип его - штамм Мокола, выделенный от землеройки и человека. Вирус четвертого серотипа - штамм Obodhiang, выделен от лошадей, комаров и москитов в Нигерии и еще не классифицирован.



Культивирование. Помимо интрацеребральных пассажей на кроликах и белых мышах вирус бешенства (штаммы Flury-Hep и Lep) успешно репродуцируются в культуре фибробластов КЭ. Установлена способность его образовывать бляшки в клетках ВНК-21/13, взвешенных в агарозе. Вирус также образует бляшки в культуре CER, отличающиеся высокой чувствительностью к лиссавирусам. Наиболее перспективна перевиваемая линия клеток ВНК-21/13, использование которой позволяет накапливать данный вирус в больших количествах.

Гемагглютинирующие свойства. Они обусловлены наличием у вируса гемагглютинирующего антигена, находящегося на поверхности вириона в выступах его оболочки. Было показано, что выращенный в культуре клеток и концентрированный вирус бешенства вызывает феномен гемагглютинации. Гемагглютинирующий компонент вирус не обладает нейтрализующей активностью. Вирус, прогретый при 56°С 4560 мин, утрачивает гемагглютинирующую способность.

Гемадсорбирующие свойства. Впервые гемадсорбирующие свойства вируса бешенства (штамм Мочалин), выращенного в культуре первичных клеток почки сирийского хомяка, описаны в 1967 г. Феномен гемадсорбции воспроизводился с эритроцитами гуся, курицы, сирийского хомяка, морской свинки и обезьяны при температуре 4°С.

Лабораторная диагностика. Диагноз ставят на основании эпизоотологических данных, симптомов болезни,

патологоанатомических изменений (они имеют меньшее значение) и главным образом результатов лабораторных исследований. Лабораторная диагностика заключается в исследовании головного мозга животных с целью выявления вирусного антигена в РИФ, РДП, обнаружении телец Бабеша-Негри и биопробе на белых мышах.



Лечение не проводят. Заболевших животных немедленно убивают, так как их передержка связана с риском заражения людей.

Иммунитет и специфическая профилактика. В СНГ для иммунизации собак применяют инактивированную фенолвакцину из вируссодержащей мозговой ткани овец. Вакцинация обеспечивает

иммунитет, достигающий максимальной напряженности через 3-4

недели и сохраняющийся не менее года. Для других видов животных иммуногенность этой вакцины недостаточна. Поэтому для профилактических и вынужденных прививок сельскохозяйственным животным, в первую очередь крупному рогатому скоту, широко применяют жидкую адъювантно-депонированную живую антирабическую вакцину АзВИ. Для профилактики бешенства

сельскохозяйственных животных, собак и кошек используют такжекультуральную инактивированную вакцину ВНИТИБП и сухую инактивированную (этаноловую) вакцину ВГНКИ.



Оспа (Variola) - инфекционная контагиозная болезнь,

характеризующаяся лихорадкой и папулезно-пустулезной сыпью на коже и слизистых оболочках. Инфекционную природу оспы установил Буржеля в 1766 г. Оспу коров впервые описал Э. Дженнер, предложивший в 1896 г. вакцину (коровью оспу) для прививки людей. Вирусную этиологию оспы овец установил в 1903 г. французский исследователь А. Боррель. Оспа свиней, коз, лошадей, верблюдов и кур описана в конце XIX века.



Возбудитель принадлежит к семейству Poxviridae, роду

Capripoxvirus, ДНК-содержащий вирус размером 170-350 нм, эпителиотропный, образует элементарные округлой формы тельца

Пашена, видимые в световом микроскопе после окраски по Морозову




Нуклеодепсид Тсгмонт Геном (ДНК)

Оболочка (мембрана)

Гликопротеиновыи комплекс I

Гликопротеиновыи комплекс III

Рисунок 9 - Вирион оспы КРС
(рисунок 9).

Основные

эпизоотологические данные. Источником возбудителя

служат больные овцы и вирусоносители в

инкубационном периоде.

Вирус выделяется из

организма с истечениями из носа, глаз, со слюной, оспенными корочками.

Факторами передачи являются предметы ухода, корма. Возможна передача кровососущими насекомыми, а также через молоко и трансплацентарно. Основные способы передачи возбудителя- через дыхательные пути (респираторно) и наружные покровы. Оспа овец возникает в любое время года в виде эпизоотии, поражает животных всех возрастов. Заболеваемость может достигать 100%.



Течение и симптомы. Инкубационный период -3-14 дней. Болезнь начинается угнетением, анорексией, лихорадкой (41-42°С). Появляются отеки кожи век, серозно-слизистые или серозно-гнойные истечения из носа и глаз. Дыхание затрудненное, пульс учащенный. Оспенную сыпь обнаруживают в коже области глаз, внутренней поверхности грудных и тазовых конечностей, головы, губ, крыльев носа. Вначале сыпь имеет вид округлых красных пятен-розеол, которые через 1-2 дня превращаются в плотные узелки-папулы, окруженные красным ободком. Папулы достигают размеров 12-15 мм, через 1-3 дня они размягчаются и в них появляется серозная жидкость. Наступает коагуляционный некроз кожи, покрывающий папулу, образуются струпья, которые отпадают

через 5-6 дней. При тяжелом течении отмечают пневмонию, энтерит, кератит, артриты. В большинстве случаев животное погибает от сепсиса.



Культивирование. Удается оно на овцах по методу Борреля. Некоторые штаммы, адаптируясь в ХАО куриного эмбриона, утрачивали патогенные и иммуногенные свойства. Вирус культивируется в первичной и субкультуре клеток почек и тестикулов ягнят, козлят и телят, вызывая цитопатические изменения через 48-96 ч.

Гемагглютинирующие и гемадсорбирующие свойства не установлены.

Лабораторная диагностика. Диагноз ставят с учетом эпизоотологических данных, результатов клинического обследования, биопробы и вирусоскопии мазков из свежеразвившихся первичных очагов поражения или мест инокуляции вируса при постановке биопробы. В этих случаях необходимо найти животных с характерными оспинами гнездно-сетчатого строения с кратерообразными в них углублениями, чего при других экземах, как правило, не бывает.

Лечение. Больных животных изолируют в сухие, теплые помещения и обеспечивают полноценным, легко усваиваемым кормом. В питьевую воду добавляют йодистый калий. Применяют химиотерапевтические препараты и антибиотики для предупреждения и ликвидации осложнений, вызываемых секундарной микрофлорой. Тяжелобольных животных убивают.

Иммунитет и специфическая профилактика. Естественно переболевшие животные приобретают иммунитет не менее чем на 2 года. С 1944 года используют ГОА-формолвакцину, а также поливалентную концентрированную вакцину, предохраняющую овец от оспы, брадзота и энтеротоксемии. С 1978 года применяют живую культуральную противооспенную вакцину, приготовленную из аттенуированного штамма. Овцы приобретают невосприимчивость к экспериментальному заражению уже через 3-5 дней после вакцинации и сохраняют иммунитет в течение 9-12 мес. Живая вакцина зарекомендовала себя как иммуногенный и безвредный препарат.

Болезнь Ауески (псевдобешенство) - инфекционная болезнь, проявляющаяся симптомами воспаления легких, поражения центральной нервной системы, лихорадкой, а также сильным зудом и расчесами у всех животных, кроме свиней, норок и соболей.

Вирус. Впервые установил и описал болезнь венгерский ученый А. Ауески в 1902 г. Затем его стали диагностировать в других странах. В России первое сообщение о болезни Ауески появилось в 1903 году. Возбудитель - ДНК-содержащий вирус из семейства герпесвирусов, репродуцируемый в ядре клетки. Зрелые вирионы размером 180-190 нм имеют сферическую округлую форму и липопротеидную оболочку.

Основные эпизоотологические данные. Источником инфекции служат больные и переболевшие животные, главным образом свиньи,

выделяющие вирус во внешнюю среду после клинического выздоровления, а также мигрирующие больные грызуны. Заражение происходит при употреблении корма и питьевой воды, зараженных выделениями (моча, носовая слизь и др.) больных животных и грызунов.

Распространению инфекции способствуют неблагоустроенные скотомогильники, места убоя животных, общие кормушки, водопои, выгулы, выпасы для животных разных видов. Болезнь обычно протекает в виде энзоотий. Длительность энзоотии от 1,5 до 6 месяцев.

Течение и симптомы. Инкубационный период -3-6 и реже 10 дней. Протекает болезнь остро, очень тяжело и обычно заканчивается гибелью животного через 24-48 ч после появления первых симптомов болезни. Первые признаки: повышение температуры тела до 40-41,8°С; сильная возбудимость, признаки ярости, скрежет зубами, попытки сорваться с привязи, бросание на стены; учащение дыхания, сердцебиения; судорожное подергивание жевательных и шейных мышц; постепенная потеря аппетита, прекращение жвачки; нарушение координации движения, шаткость походки, иногда манежные движения. Основной симптом: сильный зуд, что приводит к расчесам на морде и других участках головы. Больные животные трутся об окружающие предметы, лижут зудящие места и часто вследствие сильного зуда в срамной области и в заднем проходе принимают позу сидячей собаки. При усилении зуда животное начинает грызть кожу, оставляя на этом месте красные и отечные участки. Болезнь сопровождается явлениями септицемии и поражением центральной нервной системы. Случаи выздоровления наблюдаются исключительно редко.

Антигенная вариабельность и родство. Антигенных вариантов у вируса болезни Ауески не установлено.

Культивирование. Вирус болезни Ауески пассируется на кроликах, белых мышах (предварительно обработанных гидрокортизоном), в первичных культурах клеток куриного эмбриона, почек крупного рогатого скота, обезьян, ягнят, свиней, перевиваемых клетках HeLa, КЭМ-Ла, L, ПЭС СОЦ, ^p, ЯТ-82 и др., вызывая образование некротических фокусов - бляшек, число которых пропорционально титру вируса. Помимо культур клеток, вирус удается культивировать в развивающихся куриных эмбрионах при инокуляции на хорионаллантоис после некоторого периода адаптации альтернативными пассажами. Эмбрионы гибнут через 24-96 часов.

Гемагглютинирующие и гемадсорбирующие свойства не установлены.

Лабораторная диагностика. Диагноз ставят на основании эпизоотологических данных, симптомов болезни,

патологоанатомических изменений и результатов лабораторных исследований. Основные методы лабораторной диагностики: выделение вируса, прямая и непрямая иммунофлюоресценция, РДП, радиоиммунологический метод, кожная проба, РН, РСК, ELISA и биопроба.



Лечение. Специфических и медикаментозных средств лечения больных животных нет. В настоящее время с профилактической и лечебной целью (в начале заболевания) применяют гамма-глобулин лишь пушным зверям. Для профилактики развития секундарной бактериальной инфекции одновременно рекомендовано применять антибиотики и витаминные препараты.

Иммунитет и специфическая профилактика. Переболевшие животные приобретают напряженный иммунитет на многие годы. В настоящее время для активной иммунизации сельскохозяйственных животных рекомендована сухая культуральная вирусвакцина ВГНКИ против болезни Ауески свиней, крупного рогатого скота и овец (П.М. Базылев, Э.М. Прохорова). В неблагополучных хозяйствах здоровое свинопоголовье ею вакцинируют с 2-дневного, а в угрожаемых - с 1520-дневного возраста, двукратно с интервалом в 20-25 дней. Иммунитет наступает на 5-7-й день после первой прививки и сохраняется на 1,5 года. Для вакцинации свиней используется также эффективная вирус- вакцина из штамма БУК-628, которая обеспечивает быстрое оздоровление и надежную санацию стада от вирусоносительства (Г.Х. Камалов, А.В. Селиванов) Пушных звере, овец и свиней прививают инактивированной культуральной вакциной против болезни Ауески. Она совершенно безвредна, иммунитет наступает не позднее 8-10-го дня с момента прививки и сохраняется у пушных зверей не менее 6 мес, у свиней и овец - 10 мес. Пассивную иммунизацию животных против болезни Ауески проводят специфическим гамма-глобулином, обеспечивающим иммунитет длительностью 3-4 недель. Этот биопрепарат в основном используют в неблагополучных звероводческих хозяйствах.

Ящур - остро протекающая высококонтагиозная болезнь парнокопытных, проявляющаяся лихорадкой, везикулярным поражением слизистых оболочек рта, кожи венчика и вымени; у молодых животных- поражением миокард и скелетных мышщ.

Биология вируса. Относится к семейству Picornaviridae, роду Aphthovirus. Вирионы вируса представляют собой мелкие частицы икосаэдрической формы диаметром 23-25 нм. Они состоят из внутренней части, представленной РНК, и белковой оболочки (капсида), которая состоит из 32 структурных компонентов (капсомеров), расположенных в кубической симметрии. В вирионе содержится приблизительно 31,5% РНК и 68,5% белка.

Эпизоотологические данные. Переболевшие животные ящуром, вызванное каким-либо типом возбудителя, не создает иммунитета против других типов. Источники возбудителя инфекции - больные животные, в том числе находящиеся в инкубационном (скрытом)

периоде болезни. Возбудитель попадает во внешнюю среду из организма с выдыхаемым воздухом, слюной, молоком, мочой, фекалиями, содержимым афт. Факторами передачи возбудителя ящура служат не обезвреженные продукты и сырье, а от больных животных - загрязненные выделениями корм, вода, подстилка, предметы ухода, одежда и обувь людей, транспортные средства. В восприимчивый организм вирус проникает через слизистые оболочки ротовой полости или верхних дыхательных путей. Эпизоотологические особенности ящура определяются: быстротой передачи инфекции; большим



количеством естественно восприимчивых животных; повышенной устойчивостью вируса к различным факторам внешней среды. Низкая температура, повышенная влажность и нейтральная среда объектов - благоприятные условия для сохранения вируса во внешней среде, существования нескольких иммунологических типов и множества вариантов.

Течение и симптомы. Ящур протекает остро. Инкубационный период длится от 36 ч до 7 дней, редко 21 день. У заболевших животных повышается температура тела на 1,5-2,5°С, пропадает аппетит, нарушается жвачка, уменьшается выделение молока, развивается экзантема с характерными афтозными поражениями и обильными выделениями на слизистой ротовой полости, коже носового зеркальца, у основания рогов, на сосках вымени, венчике и межкопытной щели (рисунок 10, 11). Размер афт в межкопытной щели бывает от горошины до голубиного яйца. Содержимое их вначале прозрачное, затем мутное, мажущееся, что свидетельствует об инфицировании бактериями. Поражения носоглотки, а также слизистой оболочки трахеи затрудняют глотание и дыхание. У беременных животных вирус ящура может вызывать аборты, рождение мертвых или слабых плодов. Летальность от этой формы ящура составляет 0,2-0,5%. Выздоровление наступает через 3-4 недели. Переболевшие животные на 20-30% теряют хозяйственную ценность. Смерть при злокачественном течении ящура наступает внезапно на 7-14-й день болезни, отход достигает 70-100%.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База даних захищена авторським правом ©mediku.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка